Военная история

Страницы истории


Архив

На заметку

Роуз Гетемюллер: "У России нет причин для выхода из СНВ-3"

26.12.2011

Тема: Политика      Сюжет: Россия-НАТО     

Накануне годовщины ратификации сенатом конгресса США нового договора с Россией по СНВ заместитель госсекретаря США по вопросам разоружения, проверки и соблюдения соглашений Роуз Гетемюллер дала эксклюзивное интервью корреспондентам РИА Новости в Вашингтоне Марии Табак и Денису Ворошилову.

- Судя по Вашим заявлениям и заявлениям Ваших коллег, имплементация договора СНВ-3 идет очень хорошо. Но еще год назад Вы говорили, что хотели бы начать переговоры с Россией по сокращению не только стратегических, но и тактических вооружений. На какой стадии находится обсуждение этого вопроса?

- В четверг мы отметили ровно год с момента ратификации сенатом США нового договора с РФ по СНВ. Ратификация далась нам нелегко - это была борьба, тяжелая работа. Я была членом команды, отвечавшей за попытки исполнительной ветви власти добиться ратификации договора. Так что для меня 22 декабря - особый день.

Мы очень довольны тем, как идет имплементация договора: интересно, что наши с Россией темпы совпадают. Россия провела в США 17 инспекций, мы - 16, и, думаю, вскоре после Рождества проведем 17-ю. До 5 февраля мы имеем право провести по 18 инспекций.

Президент Обама, подписывая договор по СНВ 8 апреля 2010 года, сказал, что нам следует начать думать о следующем этапе сокращения вооружений, и выделил три категории вооружений для этой цели. Дальнейшие сокращения уже развернутых стратегических вооружений - это то, что легче всего обнаружить со спутников, российских или американских. Вы всегда акцентировали внимание именно на этих видах вооружений. Президент Обама также предложил две принципиально новые категории: неразвернутые (резервные) вооружения и нестратегические, или тактические вооружения. Эти две категории совершенно новые, и мы были бы очень заинтересованы в совместной работе с Россией над сокращением этих вооружений, над новыми подходами к верификации подобных соглашений. Есть и всякие концептуальные вопросы, вопросы формулировок, потому что то, что мы считаем тактическими вооружениями, может отличаться от того, что считает Россия.

В настоящий момент у нас период, который я бы назвала "работой над домашним заданием". Мы готовим пути для новых переговоров, но к самим переговорам пока не готовы.

- Почему не готовы? В чем препятствие для начала переговоров?

- Я думаю, что эта подготовительная работа необходима и сама по себе очень важна. Нам нужна новая концептуальная структура для переговоров.

- Сколько времени может занять эта "работа над домашним заданием"?

- Сроки я точно предсказать не могу. Один из факторов, влияющих на сроки, это пересмотр стратегии угроз и сдерживания, который мы проводим совместно с нашими партнерами по НАТО. Оно касается как обычных, так и ядерных вооружений в Европе. Пока этот анализ не будет завершен, мы не будем готовы к дальнейшим переговорам, потому что нам нужно понимать, что наши союзники думают о ядерных вооружениях в Европе. А готов этот анализ будет только к саммиту НАТО в Чикаго, который пройдет в мае.

Кроме того, США в рамках пересмотра ядерной доктрины проводят специальное исследование, которое позволит лучше понять будущее наших стратегических ядерных сил. Это тоже очень важный анализ. Он должен быть завершен достаточно скоро. Есть и другие факторы, связанные с внутриамериканскими делами.

- Россия очевидным образом связывает договор по СНВ с проектом европейской системы противоракетной обороны, угрожая выходом из договора по СНВ в том случае, если США будут продолжать работу над созданием ЕвроПРО. Верите ли Вы этим угрозам и каковы, с Вашей точки зрения, возможные сценарии развития событий?

- Я бы не хотела делать предположения относительно сценариев развития событий. Но на то, что говорили российские представители, и, конечно же, президент РФ Дмитрий Медведев, необходимо обратить серьезное внимание. Эти заявления вполне совпадают с российской позицией, озвученной на переговорах с Россией по СНВ в 2009-2010 годах. Российская позиция достаточно последовательна, ничего нового нет. С другой стороны, в договоре есть статья о выходе из него. Хотела бы особо подчеркнуть, что это типичная часть всех связанных с ядерными вооружениями договоров. Каждая из сторон должна считать, что участие в договоре и его имплементация отвечают ее национальным интересам в сфере безопасности. И Россия дает понять, что если она почувствует, что договор более не отвечает ее национальным интересам, у нее будет право из него выйти. Мы не оспариваем это, более того, у нас у самих есть такое право.

Другое дело, мы считаем, что у России сейчас нет никаких причин для выхода из договора. Но, как я понимаю, Россия сейчас и не говорит о выходе, она просто выражает свое беспокойство проектом ЕвроПРО. Мы же будем отстаивать свою точку зрения - мы считаем, что сотрудничество в сфере ПРО способствует предсказуемости в наших отношениях с Россией и укреплению доверия к ЕвроПРО со стороны России. Мы не раз говорили, что создаваемая нами система ПРО никак не угрожает стратегическому потенциалу России, и считаем, что юридически обязывающие гарантии, которых требует РФ, не являются необходимыми. Важно именно сотрудничество, и это прагматическая позиция. Через реальную совместную работу над этой программой мы начнем понимать, что выигрывает Россия от этого сотрудничества и какова польза обеим странам. И сомнения России касательно технических аспектов будут сняты. С нашей точки зрения, наша позиция очень прагматическая, и мы продолжаем говорить о ней.

- Не думаете ли Вы, что Россия и США уже не смогут договориться по ПРО, что уже слишком поздно? Такую точку зрения, кстати, высказал недавно постоянный представитель РФ при НАТО Дмитрий Рогозин, ставший на днях вице-премьером.

- Президент России Дмитрий Медведев в своих недавних выступлениях ясно дал понять, что дверь для сотрудничества еще не закрыта. Он призвал российских и американских переговорщиков продолжать напряженно работать и пытаться найти способ двигаться вперед в вопросе сотрудничества. Что мы и делаем. Моя начальница, заместитель госсекретаря США по контролю за вооружениями и международной безопасности Эллен Тошер и замглавы МИД РФ Сергей Рябков продолжают постоянно общаться и встречаться. Недавно они встречались в Вашингтоне. Представитель США при НАТО Иво Даалдер вел переговоры с Дмитрием Рогозиным. Так что предпринимаются большие усилия для того, чтобы сотрудничество было возможным, и соглашение было достигнуто.

- Планируются ли какие-то изменения в повестке обсуждаемых вопросов? Собираются ли США искать новые сферы сотрудничества?

- Мы уже решили огромное количество вопросов. Моим главным делом, моим, я бы сказала, ребенком, был договор СНВ-3. Мы добились вступления в силу так называемого "соглашения 123" (о сотрудничестве в ядерной сфере - ред.), а также решения вопроса о вступлении России в ВТО. Теперь мы сосредоточимся на работе по еще одной важнейшей проблеме - установлению формата сотрудничества по противоракетной обороне. Это, я бы сказала, главный приоритет.

С точки зрения сферы, которой занимаюсь я, мы продолжим планировать и разрабатывать концепции сокращения вооружений, а также предпринимать шаги по сближению позиций относительно обычных вооруженных сил в Европе.

Что касается многостороннего формата, мы намерены начать переговорный процесс по соглашению о прекращении производства радиоактивных материалов для ядерных вооружений. Этот вопрос мы планируем обсудить на конференции по разоружению в Женеве и очень хотим наладить тесное взаимодействие с российской стороной. Как говорят в России - будем сотрудничать "на всех парах".

Это все касается вопросов моей компетенции, и я не вижу каких-либо сомнений в необходимости углубления сотрудничества и среди других представителей правительства США.

- Сейчас в России достаточно распространено мнение о том, что НАТО - не очень эффективная организация. Многие в ней видят, по сути дела, препятствие для развития отношений между РФ и США. Не было бы более разумным для Америки выстраивать отношения с Россией, не слишком оглядываясь на альянс?

- Для нас НАТО - эффективный альянс, с которым мы тесно сотрудничаем по ряду комплексных и сложных вопросов, возникающих по всему миру. В тоже время, сотрудничество со странами, не являющимися членами НАТО, для нас также полезно и помогает решить ряд проблем. Стоит отметить, например, проблему морского пиратства в Сомали, по которой НАТО сотрудничает с Россией и даже Китаем. К этому вопросу (о значении НАТО) следует подходить непредвзято, потому, что проблемы безопасности сегодня отличаются от тех, которые стояли в годы "холодной войны".

- Как бы вы оценили шансы РФ и США найти компромисс по обычным вооружениям в Европе?

- Вопрос обычных вооруженных сил в Европе - это не только предмет двусторонних переговоров между Москвой и Вашингтоном. Он многосторонний, в него вовлечены страны НАТО, являющиеся нашими союзниками, страны, не являющиеся членами каких-либо альянсов, и такие страны как Казахстан, Азербайджан, Армения, Грузия, Молдавия, Белоруссия и Украина. Здесь много заинтересованных сторон. Я вижу решение этого вопроса в комплексе многочисленных дискуссий, не меньше.

Но когда я была недавно в Европе, я столкнулась с неподдельным энтузиазмом (европейских стран) и желанием обсуждать модернизацию Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ). Я думаю, что 2012 год предоставит нам такую замечательную возможность.

Мария Табак, Денис Ворошилов, РИА Новости




Александр Леонов: "Пехота с воздуха прикрыта"

Сергей Лавров: "2011 год войдет в историю"

Владимир Ступишин: "США хотят хамить и хамят"



Авторизоваться | Зарегистрироваться