Военная история

Страницы истории


Архив

На заметку

Мифы и легенды Гражданской войны

24.02.2012

Тема: История     

Василий Иванович Чапаев в кино, в литературе, в реальной жизни и в народных преданиях

28 января – 125 лет со дня рождения Василия Ивановича Чапаева. Однако до сих пор мы мало знаем правдивой прозы жизни о героических делах и смерти этого легендарного человека. Сегодня мы попытаемся восполнить пробел в историографии любимого Чапая и поднять завесу тайны, окружавшую биографию самого Василия Ивановича и его родных на протяжении многих десятилетий.

В САБЕЛЬНЫЙ ПОХОД

Изначально свое гарантированное место в истории самый легендарный в истории России военный герой Василий Иванович Чапаев честно заслужил с шашкой в руках еще в Первую мировую войну. Осенью 1908 года он был призван на военную службу, но вскоре уволен в запас. В 1914 году вновь мобилизован. Участвовал в боях, был трижды ранен. За боевые отличия награжден четырьмя Георгиевскими крестами и медалью, произведен в подпрапорщики. Таких героев в тогдашней России было меньше, чем дважды Героев Советского Союза.

Василий Иванович лечился в госпитале Саратова, затем переехал в Николаевск (ныне Пугачев Саратовской обл.). В декабре 1917-го был избран командиром 138-го запасного пехотного полка. В январе 1918 года назначен комиссаром внутренних дел Николаевского уезда. Сформировал здесь красногвардейский отряд, который под его командованием подавлял кулацко-эсеровские мятежи в уезде. С мая 1918 года командовал бригадой, участвовавшей в боях против уральских белоказаков и белочехов. Осенью 1918-го был направлен на учебу в Академию Генштаба РККА. Но уже в январе следующего года сам напросился на фронт. Весной 1919-го назначен начальником 25-й стрелковой дивизии, где проявил просто-таки недюжинные полководческие способности, помноженные на поразительные смелость и народную сметку. Чапаев сделал эту дивизию лучшей во всей Красной Армии, а дивизия сделала из него первого героя Гражданской.

Василий Иванович к любой грамоте, кроме военно-тактической, относился с лютой ненавистью, полагая, что сознательному бойцу она нужна, как зайцу калоши. Над преподавателями академии он издевался. Называл их «сволочной интеллигенцией», иногда даже крыл матом. И самое поразительное, что с успехом доказывал окружающим правоту собственного заблуждения. Например, менее чем за год он вырос (по нынешним понятиям) из старшины в генерал-лейтенанты! Случай единственный за всю Гражданскую войну.

НЕ ТОЛЬКО ЛЕГЕНДАРНАЯ ТАЧАНКА

Фантастически дерзкий разведчик в Первую мировую (однажды он один вывел из вражеского окружения целый полк), горбом и потом взявший офицерское звание, Чапаев в свои 30 лет быстрее Фрунзе и даже рафинированного военного интеллигента Тухачевского понял, что в боях будет побеждать не лошадь, а техника. Наизнанку вывернувшись, он оснастил войска своей дивизии самыми современными по тем временам техникой и вооружением. В это кому-то трудно будет поверить, но, например в 17-м бронеотряде своей стрелковой дивизии Чапаев имел 10-тонный сухопутный броненосец «Гасфорд», мощные автомобили английской фирмы «Остин», а также несколько броневиков, собранных специально для него в Питере. Артиллерийское хозяйство легендарного начдива обслуживали сверх 2 тыс. человек – намного больше людей, чем в современном артиллерийском полку полного штата. Во всех частях у него отлично функционировали телеграф, телефонная и фельдъегерско-мотоциклетная связь. Последней мы даже в Великую Отечественную не имели! Было у Чапаева и пять аэропланов. Причем он использовал авиацию далеко не столько и не только в разведывательных целях. Регулярно бомбы сбрасывал на позиции противника.

Как этого человека, почти не умевшего писать, читавшего по слогам, посещало подобное полководческое озарение – уму непостижимо!

Из анкетного листа для поступающих на ускоренный курс Академии Генштаба, заполненного лично Чапаевым: «Принадлежите ли Вы к числу активных членов партии? В чем выражалась Ваша активность?» – «Принадлежу. Сформировал 7 полков Красной Армии». «Какие имеете награды?» – «Георгиевский кавалер четырех степеней. Вручены и часы». «Какое общее образование получили?» – «Самоучка».

Заключение аттестационной комиссии: «Зачислить как имеющего революционно-боевой стаж. Почти безграмотный».

В те лихие времена только за такими бесшабашными, удалыми, смелыми и дерзкими вожаками-самородками шел вздыбленный революцией, очумелый народ. Людям всегда нравились вожди из их собственной среды, такие как Пугачев, Болотников, Разин, Чапаев. Сама судьба распорядилась так, что ушел он из жизни молодым, и потому, по большому счету, ничем не запятнал своей красивой легенды.

Повезло Чапаеву не только с жизнью. Если бы не его комиссар Дмитрий Фурманов, мы бы наверняка знали об уральском соколе не больше, чем о тех же Пархоменко и Щорсе. Фурманов преуспел в создании легенды Чапаева. Этим я вовсе не хочу сказать, что писатель сочинил сплошное вранье. Есть у него интересные и достоверные наблюдения. Ну, хотя бы вот такое: «Мартовским ранним утром, часов в пять-шесть, ко мне постучали. Выхожу: «Я – Чапаев, здравствуйте!» Передо мной стоял обыкновенный человек, сухощавый, среднего роста, видимо, небольшой силы, с тонкими почти женскими руками. Жидкие темно-русые волосы прилипли ко лбу; короткий, нервный, тонкий нос, тонкие брови в цепочку, тонкие губы, блестящие чистые зубы, бритый подбородок, пышные фельдфебельские усы. Глаза... Светло-синие, почти зеленые. Лицо матово-чистое, свежее».

Согласитесь, рядом с этим почти что фрейдовским описанием облика Чапаева блекнут все известные нам фотографии Василия Ивановича.

Но в целом же Фурманов писал в своем «Чапаеве» (к слову, несколько лет спустя после самих событий) не то, что было на самом деле с героем, а то, что должно было быть по его собственным комиссарским представлениям. Он плакатно нарисовал яркий символ Гражданской войны – в таких цветах и красках, которых требовала крепнувшая тогда партийно-советская бюрократия. Личности глубокой, противоречивой, даже трагичной, какой и был настоящий Чапаев, конечно же, у Фурманова не получилось. Да и не могло получиться. Перед писателем стояла совершенно конкретная идеологическая задача, и он решил ее по-коммунистически в срок, с наименьшими затратами, не брезгуя и откровенной ложью.

Никогда, ни в одном из многочисленных своих боев Чапаев не скакал «впереди на лихом коне», прежде всего потому, что у него дивизия была стрелковой. Не мог он и лихо шашкой махать, поскольку правая его рука была прострелена еще на Первой мировой. Начдив любил разъезжать на автомобиле. (А в Москву летал на персональном самолете.) Сначала катался на конфискованном ярко-красном американском «Стевере». Потом отбил у Колчака мощный «Пиккард». Были у Василия Ивановича еще несколько малоизвестных марок автомобилей (все же имел целый автоотряд, почти полсотни машин), но окончательно начдив остановил свой выбор на выносливом и скоростном по тем временам «Форде-Т». (боец-чапаевец Н.И.Иванов был вызван в Москву, чтобы возить А.И.Елизарову, сестру Ленина, именно на таком автомобиле).

БУРНЫЙ УРАЛ

Между тем биография нашего героя давала все основания для сочинения обстоятельного. Может быть, даже тянула и на «Бурный Урал» – что-то по аналогии с «Тихим Доном». В юности Василий Иванович с отцом и братьями плотничал по заволжским городам и весям. Женился не по любви. Три года провел в окопах Первой мировой войны. Как уже говорилось, был лучшим разведчиком полка. В Карпатских горах на его руках погиб товарищ Петр Камишерцев. Чапаев, вернувшись с фронта, развелся и женился на супруге друга. К собственным троим детям добавились еще две девочки. Но и в новой семье счастья не было. И потому, что Василий Иванович о родных совершенно не заботился, но еще более, наверное, потому, что был он великим ловеласом. Не пропускал ни одной юбки. Начдив в конце концов позарился и на жену Фурманова – Анну. Комиссар из-за этого адюльтера поругался с командиром и спешно отправил супругу в Москву. Его старший брат Андрей был повешен во время Русско-японской войны то ли за дезертирство, то ли за бузотерство и подстрекательство. Младший, Григорий, тоже успел проявить революционную удаль и пролетарскую решительность, будучи военным комиссаром. Его расстреляли и искололи штыками. Сам Василий Иванович, оказывается, вовсе и не утонул, но как именно погиб – никто точно не знает...

Еще дальше Фурманова пошли Георгий и Сергей Васильевы. Однофамильцы не просто перенесли на экран книгу, они создали собственное оригинальное произведение «по мотивам фурмановского материала», благодаря чему еще дальше отдалились от суровой, жестокой правды жизни, зато мощно и в высшей степени талантливо завершили сооружение главной революционной легенды. Теперь уже на века!

В мою задачу не входит анализ всех достоинств и недостатков фильма «Чапаев», но, наверное, к месту будет здесь сказать, что советский кинематограф этой кинокартиной, где главного героя сыграл неотразимый Борис Бабочкин, достиг как бы своего апогея, капитально, на высочайшем художественном уровне упрочив и безупречно отлакировав бессмертие легендарного начдива. Довоенный кинематограф не знает сильнее картины, чем «Чапаев». Даже «Броненосец Потемкин» будет на втором месте.

РАССКАЗЫВАЮТ АНЕКДОТЫ – ЗНАЧИТ, ЛЮБЯТ

Анекдоты о Чапаеве (словно третий виток бессмертия) появились в 1934 году, сразу же после выхода одноименного фильма. Лента широко и мощно шагала по стране, а вслед ей, как кузнечики по летней траве, роем запрыгали народные байки – феномен, родившийся исключительно на советской почве. То есть не исключено, конечно, что литературные и киноперсонажи где-то в других странах тоже становились героями устного народного творчества. Но чтобы в подобных масштабах – такого мировая культура не знает.

Причем, что интересно, с 30-х годов и по настоящее время каждая новая демонстрация кинокартины в геометрической прогрессии увеличивала количество анекдотов о Василии Ивановиче. Нечто подобное, правда, в гораздо меньших объемах наблюдалось лишь со Штирлицем. В чем же причина подобного феномена?

Фильм «Чапаев» как настоящее произведение искусства действительно обладал громадным запасом идеологического, психологического и где-то даже эстетически-нравственного влияния. Этого у него не отнимешь. Но опошлить можно. Что со рвением, достойным лучшего применения, и проделывала из года в год советская пропаганда. Не было такой идеологической дырки, куда бы она не засовывала героя Гражданской войны. И постепенно превратила его даже не в Иванушку-дурачка (тот как раз был себе на уме), а в откровенного болванчика, который, как кисейная барышня, на каждом шагу вздыхал и ахал по поводу величия Ленина, мудрости партии и коммунистического будущего всей земли. Пропагандистские приемы, которыми достаточно взвешенно пользовались кинематографисты, становились в рука и устах идеологов откровенной бредятиной, полнейшим маразмом.

Мог ли рубака-сибиряк, погубивший в жестоких боях не одну человеческую жизнь (Василий Иванович на самом деле не брезговал расправляться лично шашкой с врагами), говорить такое: «Раиса, у тебя нет портрета Ленина?» Замечаю, что Василий Иванович необыкновенно взволнован. Показываю фото. Василий Иванович долго, пристально смотрел на ленинское лицо, потом сказал: «Вот какой простой на вид человек, а как он правильно все понимает в жизни!»

А ведь это еще не самая дикая пошлость, которую по поводу и без оного вставляли в уста Чапаева все кому не лень. Включая, к сожалению, и его собственных детей. Несть числа их слащавым, до одури верноподданническим, восторженным воспоминаниям. Сын и дочь даже написали «документальную» книгу об отце, но лучше бы они этого не делали…

Сочиняя анекдоты о Василии Ивановиче, Петьке и Анке, люди тем самым как бы делились с дорогими сердцу персонажами всеми тяготами и невзгодами незаладившегося социалистического бытия. Заметьте, в громаднейшем тезаурусе устного народного творчества о Чапаеве (точного числа анекдотов о начдиве никто не знает, но, например, в коллекции автора этих строк их насчитывается несколько десятков тысяч) нет ни одной откровенно хамской, издевательски-уничижительной байки. Даже в самых гипертрофированных вариантах Василий Иванович выглядит вполне симпатично и привлекательно. Потому что народ его любил, любит и будет любить, даже несмотря на то, что в настоящее время эта любовь уже никем и никак не стимулируется.

ТАЙНА ГИБЕЛИ

Во всей мятущейся биографии Василия Ивановича самое темное пятно – его смерть. Существует несколько ее версий. По одной из них, якобы вторая жена Чапаева увлеклась начальником артиллерийского склада. Василий Иванович примерно отлупцевал изменницу. Тогда во вздорной голове Пелагеи созрел план мести. Она разыскала штаб белых и сообщила врагам мужа, где он находится, и даже то, что у большинства его бойцов учебные винтовки. Такой «бытовой» поворот не исключен.

Однако более правдоподобна другая версия. У высшего командования Советской Республики строптивый комдив Чапаев давно уже вызывал не только раздражение, но и опасение. Василий Иванович отличался независимостью суждений, часто вступал в полемику с начальством. Поэтому приобрел репутацию «неуправляемого партизана». Могущественный в то время председатель Реввоенсовета республики Лев Троцкий объявил беспощадную борьбу с партизанщиной. И не удивительно, что он сразу невзлюбил Чапаева. К тому же Василий Иванович «был замечен» в дружеском расположении к анархистам-коммунистам.

Левоэсеровский мятеж 6–7 июля 1918 года поддерживали анархисты, и после его подавления Ленин распорядился очистить красные войска от эсеров и анархистов. Некоторые историки сходятся на том, что и Чапаев поэтому «подлежал устранению». Особенно ревностно исполнявший эту ленинскую установку Лев Троцкий расправлялся с комдивом весьма изощренно. Сначала вручил золотые часы с гравировкой «За храбрость», а на следующий день перевел в другую дивизию. Однако на новом месте… соединения не оказалось!

Василий Иванович должен был его сначала сформировать. Очевидно, расчет был на взрывной характер Чапаева, на то, что возмутится коварством начальства и плюнет на все. Но Василий Иванович не оправдал таких надежд, если они были, и сформировал дивизию в кратчайший срок. Думается, что и направление Чапаева на учебу в Москву преследовало цель устранить его от командования 25-й дивизией. Но Василий Иванович, как уже говорилось, добился, чтобы его вновь отправили на фронт. Как только в штабе почувствовали, что Чапай – это сила, которая может повести за собой целую армию, от него решили избавиться.

На комдива была объявлена негласная охота, предательство шло за ним по пятам. Дивизию Чапаева регулярно отрезали от основных сил, причем так хитро, чтобы ее «случайно» обнаруживал противник. До поры до времени Василию Ивановичу удавалось противостоять противнику. Но долго так продолжаться не могло…

Разгром штаба Чапаева белогвардейское командование поручило казачьему генералу Николаю Бородину. Двухтысячный спецотряд две ночи пробирался к станице Лбищенской, в дневное время скрываясь в камышах. И вот здесь возникает самый трудноразрешимый вопрос: как белые узнали об отрыве чапаевского штаба от своей дивизии? Неужели только лишь от вздорной бабенки Пелагеи-второй? Труднообъяснимо также, почему многочисленному казачьему корпусу удалось пройти незамеченным по открытой степи к станице Лбищенской. И это при том, что разведку Василий Иванович всегда организовывал сам и самым тщательным образом. Далее, в ночь нападения казаков на чапаевский штаб, по чьему-то приказу были сняты дополнительные караульные посты. Историки предполагают, что белые получили сведения о местонахождении чапаевского штаба от… командования Красной армии.

Ведь согласно архивным данным, авиационная разведка красных, совершая облеты степи, обнаружила казачий корпус в камышах. Сообщение об этом сразу поступило в штаб армии, но так и не вышло за его стены. Не исключено, что в штабе действовали изменники, возможно, из числа военспецов царской армии, привлеченных Лениным и Троцким к сотрудничеству. Снять дополнительные посты вокруг станицы Лбищенской в ночь на 5 сентября 1919 года могли люди из ближайшего окружения Чапаева. Возможно, не случайно царских военспецов, работавших в чапаевском штабе, не оказалось среди тысячи красноармейцев, убитых в ночном бою. Заставляет задуматься и такой факт: когда окончательно разгромленные белогвардейские войска отступали к Каспийскому морю, в Гурьеве многие участники этого отступления были пленены красными, и среди пленных оказались военспецы из чапаевского штаба, уже обмундированные в белогвардейскую форму.

…Казаки подошли к станице с трех сторон. С четвертой путь к отступлению закрывала река Урал. Штурмовые группы постепенно двигались к центру станицы, но так и не смогли окружить дом, где находился Чапаев. Казаки проявили неслыханную жестокость – пленных не брали. Наутро, когда кончился бой, насчитали тысячу зарубленных красноармейцев. Чапаева среди убитых не оказалось. Комдиву удалось вырваться из станицы. Убит он был, по одним сведениям, на пути к реке Уралу. По другим – только тяжело ранен в живот. Два венгра якобы переправили Чапаева на плоту из створки ворот к другому берег. И уже там он умер от большой потери крови. Мистика смерти этого героя тоже ведь далеко не случайна…

Если сегодня вы не услышали о Чапаеве смешной байки, то, вполне возможно, услышите завтра, послезавтра, через год, через несколько лет. Ибо когда другие персонажи, как тот же вполне популярный Штирлиц, все-таки герои определенной «ситуативности», то Василию Ивановичу, истинно народному, без всякого преувеличения былинному герою, по плечу любые, самые сложные и даже неразрешимые человеческие проблемы. В анекдотах Чапаев, следуя за непредсказуемой народной сочинительской мыслью, свободно перемещается во времени и пространстве, замысловато соединяя одно с другим. Он вообще великий путешественник. Мне не ведома страна, где бы он ни побывал. Василий Иванович выступал в ООН, во всех известных мировых парламентах. Он – на дружеской ноге со всеми выдающимися личностями XX века, начиная от английской королевы и кончая отечественным халявщиком из лихих ельцинских лет Леней Голубковым. Чапаев множество раз побывал в космосе. У меня есть анекдот, в котором Василий Иванович на равных общается с фараоном Тутанхамоном. Ничего уж тут не поделаешь: и тот и другой бессмертны!

Чапаев приходит к Богу. «Товарищ Господь, разреши через Урал доплыть», – «Никак утонуть боишься, Василий Иванович?» – «Да не боюсь! Только там, в России, такой бардак, что сил нет терпеть!»

ГЛАВНЫЕ ПЕРСОНАЖИ

Пулеметчица Анка. На самом деле в дивизии было только две известных женщины: Анна Никитична Стешенко – жена Фурманова и Мария Андреевна Попова – санитарка и подносчица боеприпасов. И – ни одной пулеметчицы под таким именем. Ее целиком придумали режиссеры Васильевы, выполняя установку Сталина. По мнению вождя, в фильме должны были присутствовать четыре главных действующих персонажа. 1. Красный командир, выходец из народа (Чапаев); 2. Комиссар (Фурманов); 3. Рядовой боец (Петька); 4. Представительница женского пола (Анка). Так из двух женских судеб получилась одна легенда – Анка-пулеметчица.

Остается добавить, что после окончания Гражданской войны Мария Попова, по некоторым сведениям, окончила специальные курсы и была отправлена вместе с А.М.Коллонтай в Швецию. Затем долго работала в довоенной Германии. Говорят, даже лично знала Гитлера, Бормана, Гиммлера. В Германии родила дочь Зинаиду, впоследствии тоже ставшую разведчицей. Попова так и не призналась, кто отец ее дочери, что дало повод досужим языкам гадать: от кого «Анка понесла» – от Бормана или Геринга? Если эти сведения хоть отчасти верны – все анекдоты про Чапаева и Штирлица – жалкие комариные писки…

Ординарец Петька. Петр Семенович Исаев родился в селе Корнеевка Саратовской области. На действительной военной службе продвинулся в старшие унтер-офицеры музыкантской команды. Весной 1918 года вступил в чапаевский отряд и уже летом командовал эскадроном. Осенью – начальник связи 1-й бригады дивизии. Затем вместе с Чапаевым перешел во 2-ю Николаевскую дивизию, где был командиром батальона связи, помощником начальника связи. В феврале 1919 года возвратившийся из Москвы Чапаев взял Исаева с собой. Любые боевые поручения начдива Петр Семенович выполнял блестяще. У него была красавица жена, двое детей: мальчик и девочка. После выхода фильма «Чапаев» на семью Исаевых обрушилась страшная и мистическая трагедия. Жена, увидев, как ее муж в фильме крутит роман с пулеметчицей, не перенесла позора и повесилась. Не подействовали уговоры ни про «художественность» картины, ни про вымысел режиссеров. Через некоторое время скоропостижно умерла дочь Исаева. Его сын истово ненавидел все, что было связано с именем Чапаева. О смерти самого Петра Семеновича существует три версии. 1-я: погибает вместе с Василием Ивановичем 5 сентября 1919 года. 2-я: Исаев лично задушил летчиков-предателей Сладковского и Садовского, потом застрелился. 3-я: после гибели Василия Ивановича прошел год. 5 сентября 1920 года вся дивизия справляла на берегу Урала по нему поминки. Петр сильно напился и произнес: «Нет Василия Ивановича, моего любимого командира, – и мне незачем жить!» И застрелился из револьвера прямо за столом...

РОДНЫЕ И БЛИЗКИЕ

Первая жена Пелагея, в девичестве Метелина, умерла вскоре после гибели Василия. Узнав, что его больше нет, решила забрать детей к себе. Пошла через Волгу, провалилась в полынью, простудилась, родила прежде времени и умерла. С ее дочерью Валентиной, родившейся от другого сожителя, Клавдия Васильевна Чапаева всю жизнь поддерживала отношения.

Вторая жена Пелагея Камишерцева долго надеялась стать Чапаеву законной женой. Не получилось. И тогда она ему изменила. Новый ухажер, Живоложинов, почему-то не любил чапаевских отпрысков. В конце концов бросил престарелую сожительницу. Камишерцева тронулась умом. Дожила она до 1961 года, периодически попадая в психиатрические больницы.

Родные дети: Александр, Клавдия, Аркадий. Старший сын окончил аграрный техникум и военную академию. Воевал. После Великой Отечественной войны дослужился до заместителя командующего артиллерией Московского военного округа. В звании генерал-майора ушел в отставку. Умер весной 1985 году. Автору этих строк дважды доводилось встречаться с Александром Васильевичем. Старший сын Чапаева был вполне адекватным человеком, не лишенным даже некоторой самоиронии. Правда, с досадой говорил, что неспроста из его отца определенные силы делают Иванушку-дурачка. И было это в 1984 году.

Средняя дочь, Клавдия, некоторое время сиротствовала. В 1925 году ее разыскала мачеха, чтобы поехать к Фурманову и оформить вдовью пенсию. В 17 лет девушка вышла замуж, родила сына и поступила в строительный институт. Встретившись затем с наркомом пищевой промышленности Анастасом Ивановичем Микояном, перевелась в Московский пищевой институт. Во время Великой Отечественной войны работала заведующей отделом Саратовского обкома партии, потом стала народным заседателем. По свидетельству внучки Евгении Артуровны, ее бабушка, уйдя на пенсию, около 20 лет проработала в советских архивах, исследуя боевой путь своего отца. Якобы открытые документы просто копировала, а закрытые «читала нарочито медленно – запоминала. Затем выходила в туалет и на коленках писала то, что запоминала, с фотографической точностью. Таким образом, бабушка собрала много тысяч документов. Этот драгоценный архив хранится в моей семье», – утверждает Евгения Чапаева.

Младший сын Василия Ивановича, Аркадий, был очень красивым и талантливым. В 18 лет он – член ВЦИК. В Борисоглебске окончил летную школу. Служил вместе с Чкаловым. Однако в личной жизни, как и отец, счастья не имел. В 27 лет, за год до войны, Аркадий погиб в авиационной катастрофе.

Приемные дочери Чапаева. Сестры Олимпиада и Вера Камишерцевы жили в Ленинграде. Обе окончили Литературный институт имени Горького. Называли себя «лиговками». В жизни вели себя далеко не скромно и не сдержанно, компрометируя имя приемного отца. Умерли с разницей в месяц в начале 60-х годов.

Все родные братья и сестры Чапаева, за исключением Михаила, трагически погибали. Женившись на купеческой дочери, Михаил был проклят отцом, а затем «раскулачен» родным братом Василием Ивановичем Чапаевым. В советское время проживал в Саратове. От предложения местных властей получить хорошую квартиру отказался. Взамен попросил руководство выделить ему четыре килограмма гвоздей бесплатно для строительства дома. И построил. Маленький, неказистый, но свой собственный.

Некоторые потомки легендарного комдива обосновались в Армизонском районе Тюменской области. После Гражданской войны туда приехали два двоюродных брата Чапаева. Николай Алексеевич Чапаев стал садоводом. В 1957 году ездил на выставку достижений в Москву. Умер в 1968 году. Александр Алексеевич на сибирской земле укрепился крестьянством, растил детей. Один из них – полный тезка знаменитого комдива, приходится ему внучатым племянником. Сейчас Василий Иванович Чапаев живет в деревне Южно-Дубровное, работает в частном кооперативе «Заря».

И последнее. Настоящая фамилия легендарного героя Гражданской войны – Чепаев. Чапаевым его сделал Фурманов.

Михаил Александрович Захарчук - полковник в отставке, военный журналист, Независимая газета




Федор Ушаков – святой адмирал

Немецкий "Друг" Советского Союза



Авторизоваться | Зарегистрироваться