Военная история

Страницы истории


Архив

На заметку

Военный переворот в Мали спровоцирован уходом Каддафи

02.04.2012

Тема: Расследования     

Военный переворот в Мали — это первый пример региональных политических подвижек, спровоцированных уходом со сцены Муаммара Каддафи. Разрушение созданной полковником системы сдержек и противовесов в Западной Африке может запустить в регионе болезненный процесс передела зон влияния.

За месяц до очередных президентских выборов, 22 марта, в Мали произошел военный переворот. Группа младших офицеров под командованием капитана Амаду Саного, недовольная серией поражений правительственных сил в битвах с сепаратистами-туарегами на севере страны, решила не ждать ухода президента Амаду Туре (он не имел права переизбираться). Военные захватили президентский дворец, а также значительную часть кабинета министров (президент успел сбежать в расположение личной гвардии). Сразу же после этого хунта создала Национальный комитет по восстановлению демократии и воссозданию государства, ввела комендантский час и ненадолго закрыла границы.

Соседи энтузиазм малийских солдат не оценили. Несмотря на то что военные заявили о готовности в максимально короткие сроки передать власть гражданским лидерам, Мали уже подверглась целой серии санкций со стороны западных стран и африканских соседей. От военных требуют немедленно сдать власть и вернуться в казармы.

Аналитики утверждают, что кризис власти в Мали стал лишь первой ласточкой целой серии конфликтов, которые в ближайшее время могут вспыхнуть на просторах Западной Африки. Причина дестабилизации региона — свержение режима Муаммара Каддафи в Ливии. Убийство полковника не только перекрыло поток многомиллиардной ливийской помощи бедным странам Западной Африки, оно уничтожило всю создаваемую Каддафи систему сдержек и противовесов между национальными государствами и кочевниками туарегами, грезящими о создании собственного государства в песках Сахары. Сейчас у них появился шанс воплотить мечту в реальность.

Спаситель Каддафи

На сегодня Мали — одно из беднейших государств Африки. Кроме экономических трудностей главная проблема страны — туареги, кочевники, не признающие национальных границ и мечтающие о создании собственного государства Азавад. Ситуация с государственностью туарегов сильно напоминает курдскую проблему. В единое туарегское государство должны, по мнению кочевников, войти значительные части Мали, Нигера, Алжира, Ливии и Буркина-Фасо. Общее число туарегов в этих странах доходит до 5 млн человек, из которых в Мали проживает 1,44 млн. Пытаясь осуществить свою мечту, туареги регулярно поднимали восстания, заставляя власти каждый раз идти на компромиссы и повышать степень автономии кочевников.

Несмотря на неспокойных туарегов, Мали долгое время считали достаточно тихим государством — еще в 2008 году USAID признала эту страну одной из наиболее стабильных в регионе. Подобное благополучие зиждилось на финансовой и политической помощи со стороны могущественного северо-восточного соседа — Муаммара Каддафи. Прежде всего, Каддафи вложил в Мали и соседние страны огромные деньги (по некоторым данным, до сотни миллиардов долларов). Фактически на ливийские деньги содержалась местная армия, платились зарплаты. Одновременно он активно работал с туарегами, фактически став для них настоящим «братом-лидером». Туареги до сих пор помнят, как во время засухи 1971–1976 годов и начатого под шумок геноцида со стороны малийских властей именно Каддафи спас их от гибели. Полковник всячески поддерживал свое реноме, в частности предоставлял местной молодежи возможность служить в ливийской армии (прежде всего в отлично вооруженных Панафриканском легионе и бригаде Хамиса). Там они не только получали хорошие зарплаты, но и проходили идеологическую обработку, после которой возвращались в свои страны как агенты влияния Каддафи, проводящие его политику. В итоге вождь Джамахирии убивал сразу двух зайцев. Во-первых, он контролировал движение туарегов и предотвращал любые сепаратистские шаги (ведь частью государства туарегов могла стать и юго-восточная Ливия), а во-вторых, получал отличный инструмент для контроля над всеми странами региона. Любые стычки с туарегами вынуждали власти местных государств обращаться в Триполи, и за это Каддафи брал свою плату — не случайно именно Западная Африка практически всегда поддерживала инициативы полковника в рамках Африканского союза.

Сами не справились

Со свержением полковника все изменилось. С одной стороны, перестала поступать финансовая помощь, в результате власти Мали вынуждены были серьезно сократить расходы (в том числе на оборону). По некоторым данным, последние закупки военной техники, боеприпасов и даже продовольствия для правительственных сил были произведены прошлым летом, после чего войска перешли на самообеспечение — то есть стали кормиться за счет грабежа местного населения. С другой стороны, из Ливии вернулись туареги, воевавшие на стороне Муаммара Каддафи. И в этот раз они принесли в Мали не только теплые чувства к полковнику, но еще и тяжелое вооружение из ливийских правительственных арсеналов: технику, системы залпового огня, а также, вероятно, и часть ПЗРК «Стрела», пропавших с ливийских складов. Вместе с туарегами в октябре-ноябре 2011 года в Мали из Ливии прибыла и значительная часть кадровой ливийской армии — офицеры понимали, какая судьба ждет их в новой «демократической» Ливии.

В результате баланс сил на малийском севере резко изменился. «Движение за освобождение Азавада», которое возглавил туарег и по совместительству полковник ливийской армии Мухамед аг-Наджим, в середине января стало захватывать северные города страны. Вооруженная до зубов армия туарегов насчитывает, по разным оценкам, от полутора до 4 тыс. человек. Для сравнения: правительственные силы без учета полиции, ополченцев и резервистов составляют чуть более 7 тыс. человек. Не имевшие современного вооружения и боевого опыта, регулярные войска терпели поражение за поражением. В результате туареги уже в марте контролировали почти треть территории, а общие потери армии (погибшими, пленными и дезертировавшими) составили, по некоторым данным, почти тысячу человек. В страхе перед кочевниками население северных городов стало в массовом порядке покидать свои дома — число беженцев в стране уже составило 200 тыс. человек.

Договориться с туарегами, как раньше, власти не могли. Прежде всего потому, что не на что — с убийством Каддафи приток ливийских денег в экономику страны иссяк. Однако договариваться не хотели и сами туареги. С ликвидацией сдерживающего фактора в лице Каддафи и на фоне серьезного изменения баланса сил между ними и правительственными силами требования туарегских вождей резко радикализировались. Если раньше многие требовали от властей большей автономии, то сейчас все больше говорят именно о создании собственного государства. Так, Мухамед аг-Наджим уже заявил, что борется «за самоопределение и полную независимость Сахарской Джамахирии имени Муаммара Каддафи». Власти отчаянно искали выход из ситуации. Казалось, 21 марта, после встречи президента страны Амаду Туре с представителями Африканского союза мелькнул луч надежды: по некоторым сведениям, ЮАР пообещала выделить 7 млн евро на подавление повстанцев (весь докризисный военный бюджет Мали составлял около 50 млн евро). Однако он угас уже на следующий день, когда в стране произошел военный переворот.

Армия не вытерпела

Позорные поражения армии на северном фронте (доходило до того, что солдаты сдавались, когда выясняли, что им нечем стрелять) и высокий уровень потерь вызывали массовые протесты в столице Мали Бамако. Шествия возглавляли вдовы погибших солдат. Чтобы успокоить население, власти сменили министра обороны — не помогло. Начались волнения среди военных гарнизонов. 21 марта на одну из проблемных баз поехал свеженазначенный министр обороны Садио Гассама. Он хотел отговорить военных от планируемой на следующий день акции протеста, а заодно объявить, что 300 местных солдат отправляются на северный фронт. Однако разговора не получилось — военнослужащие не захотели быть пушечным мясом и встретили министра ругательствами, камнями и пулями. На какое-то время они даже захватили его в плен. Когда информация об этом попала в прессу, стихийные бунты вспыхнули и на других базах. Уже на следующий день взбунтовался столичный гарнизон, солдаты которого пошли на штурм президентского дворца — и взяли его. Президента арестовать не удалось, он скрылся в расположении «красных беретов» — верного ему элитного подразделения десантников. Зато трофеями бунтовщиков стали многочисленные предметы роскоши, а также полтора десятка высокопоставленных чиновников, включая министра иностранных дел, министра территориального управления и нескольких других членов кабинета.

Через несколько часов после восстания хунта выпустила телеобращение к населению. «Следующие меры приняты сегодня, 22 марта: действие конституции приостановлено до последующего уведомления. Все институты республики распущены до последующего уведомления. Правительство будет сформировано после консультаций со всеми общественными организациями», — заявил представитель повстанцев лейтенант Амаду Конаре. И тут же добавил, что «целью совета по восстановлению демократии ни в коем случае не является захват власти. Мы обещаем, что вернем власть демократически избранному президенту, как только единство страны будет восстановлено и ее суверенитет не будет под угрозой». Как они собираются ликвидировать эту угрозу, непонятно: сил на подавление туарегов у них нет, а поскольку согласно написанной ими на коленке новой конституции Мали объявляется «единой и неделимой республикой»,, то и на переговорах с кочевниками тоже можно поставить крест.

Члены хунты заявили, что не станут принимать участие в будущих парламентских и президентских выборах. Таким образом, они попытались частично оправдать свой мятеж, однако им это не удалось. Переворот в Мали вызвал крайне резкую реакцию со стороны иностранных государств. Так, Африканский союз уже временно приостановил членство Мали, Франция заморозила сотрудничество с этой африканской страной, а Соединенные Штаты — экономическую помощь (в прошлом году Вашингтон перечислил Мали почти 138 млн долларов — 5% всех расходных статей бюджета). В ближайшее время несколько лидеров африканских государств планируют посетить Мали и убедить хунту оставить власть.

Рука Парижа

Сегодня будущее Мали сложно предугадать. Все будет зависеть не только от действий хунты, но и от того, как сложится баланс интересов остальных крупнейших участников этого конфликта: туарегов, президента и иностранных сил (прежде всего Франции).

Президент Амаду Туре считает, что еще может вернуться к власти. Он пользуется популярностью населения (ровно за 20 лет до нынешнего переворота именно он сверг правящего в стране диктатора и отдал власть в руки гражданских институтов) и поэтому намерен опереться на гражданские структуры, недовольные приходом хунты. В частности, на Объединенный фронт в защиту республики и демократии, который наспех сколотила местная оппозиция. Его представитель Кассум Тапо заявил: «Цели фронта очевидны — возврат к нормальной жизни в рамках конституции, восстановление мира и безопасности на севере Мали и проведение свободных, демократических и прозрачных выборов». Вероятно, Амаду Туре надеется, что в случае победы фронта над хунтой именно он, единственный легитимный глава государства, возглавит временное правительство до проведения новых выборов.

Однако против этого выступает ведущий иностранный игрок в Мали — Франция, некогда владевшая всей Западной Африкой. В Париже на дух не переносят нынешнего президента. Он, по мнению французских властей, слишком сильно потворствовал китайскому бизнесу и стоял за массовыми похищениями французских граждан в стране — это повышало риски французских компаний, увеличивало их издержки и в результате играло на руку китайским конкурентам. Кроме того, в ноябре прошлого года посол Франции возмущался, что малийские власти отказались предоставить французским военным право использовать воздушное пространство этой африканской страны для проведения разведки и десантных операций, а также разместить в стране подразделения французского спецназа. Сложные отношения между Елисейским дворцом и Амаду Туре привели некоторых аналитиков к мысли о причастности Франции к нынешнему перевороту. Якобы в Париже надеялись, что после ухода Туре президентом станет профранцузский политик, однако в последний момент получили информацию, что уходить Туре не собирается (например, введет в стране режим чрезвычайной ситуации и перенесет выборы). Если сейчас хунта действительно исполнит свои обещания и быстро назначит дату новых выборов (в которых, согласно оперативно принятой новой конституции, не смогут принять участие нынешний президент и его окружение), то версия об иностранном вмешательстве получит новые доказательства.

Однако аналитики не исключают, что у Парижа в малийском конфликте могут быть и другие фавориты — туареги. Как только стало известно о свержении президента, отряды кочевников начали массовое наступление на севере — и, по всей видимости, скорость наступления ограничивают лишь их транспортные возможности. Туареги хотят захватить побольше территорий и уже пытаются доказать Западу, что могут куда эффективнее малийских властей защищать на этих землях интересы ведущих иностранных игроков. В частности, заявляют о готовности своими силами бороться с джихадистами региона (ходят слухи, что подразделения Мухамеда аг-Наджима уже в пух и прах разбили местных исламистов из «Ансар Дине»), обещают отдать французам концессии на разработку урановых месторождений. Кроме того, берут на себя обязательства по борьбе с наркотрафиком (западноафриканские страны — транзитные точки для экспорта южноамериканского кокаина в Европу, через них ежегодно проходят до 50–60 тонн наркотиков). Правда, с последним могут быть проблемы — с транзита наркотиков через Сахару кормятся не только малийские военные, но и местные племена. Поэтому аналитики не исключают, что у местной наркоторговли просто сменится «крыша».

Если французы действительно сделают ставку на туарегов и поддержат их независимость, это грозит серьезной дестабилизацией всего региона. Север Мали может стать центром притяжения для всех туарегских земель: разжечь только-только потушенный пожар восстания кочевников в Нигере, поднять туарегов в Алжире а также способствовать отделению от разваливающейся на глазах Ливии части Феззана.

Геворг Мирзаян, Эксперт
 




Новости дня

Портфель подписанных военных контрактов России с Индией - 10,8 млрд долларов

Минобороны РФ утвердило техническое задание на разработку ударного БЛА

Хартум обвинил армию Южного Судана во вторжении на территорию Судана

Подземный музей откроет выставку, посвященную тайнам Кенигсберга

Улица имени погибшего майора Солнечникова появится в Благовещенске

Акция "Спасибо за Победу" стартовала в Мытищинском районе МО 1 апреля

Объединенному институту ядерных исследований Дубны исполнилось 56 лет

Более 20 человек получили ранения в двух терактах в Афганистане

Ученые создали самый чувствительный в мире детектор взрывчатки

Радикальных исламистов пригласят свидетелями защиты по делу Брейвика

Учителя и родители против продажи тетрадей с портретом Сталина

Корейская народная армия снизила для призывников нормативы по росту до 142 см

Иран душат слишком медленно

Последний глава советской внешней разведки покончил с собой

«Группа друзей Сирии» поддержала Аннана лишь на словах

Глава МИД Ирана: Мы продолжаем следовать по избранному пути

Минобороны объяснило кто виноват в задержке армейских выплат

Завершилась работа 7-й Международной выставки вооружений Дефэкспо-2012

За несговорчивость американцы хотят сгноить Виктора Бута в тюрьме

Брейвик собирался убить Барака Обаму

Сторожевой корабль "Сметливый" плывет к берегам Сирии

Шведский министр ушел в отставку за поддержку Саудовской Аравии

В России, возможно, появится Национальная гвардия

НАТО предлагает Киеву определиться относительно ПРО в Европе

Баку против конфронтации с Тегераном

США раскроют зонтик ПРО над Персидским заливом

Новая гражданская война грозит расколом Ливии

Британия и Аргентина вспоминают Фолклендскую войну

Уволенным офицерам РВСН не дают заселиться в новые дома



Авторизоваться | Зарегистрироваться