Военная история

Страницы истории


Архив

На заметку

Владимир Шаманов: "От желающих служить в ВДВ нет отбоя!"

26.04.2012

Тема: Армия     

На вопросы "РГ" отвечает командующий ВДВ Герой России генерал-лейтенант Владимир Шаманов.

Российская газета: Владимир Анатольевич, слышал, в военкоматах нет отбоя от желающих пойти в ВДВ...

Владимир Шаманов: Так из года в год. Проблема в другом. К сожалению, уровень здоровья и физическая готовность многих призывников не позволяют им служить в десанте. Хотя мы не особо привередливы в требованиях к новобранцам, от этих двух, я бы сказал, неприкосновенных показателей не отступаем ни на шаг. Потому определенные трудности при комплектовании наших соединений все же существуют.

РГ: То есть те, кто готов для службы в обычной пехоте, могут не соответствовать требованиям ВДВ?

Шаманов: Требования у нас действительно несколько выше, чем в сухопутных частях.

РГ: Выражение "крылатая пехота" вас не смущает? Мотострелки иногда обижаются, когда их по старинке называют пехотой.

Шаманов: На самом деле пехота - гордое название. И мы гордимся, что ВДВ именуют крылатой пехотой, сами такое выражение употребляем. Ничего зазорного я тут не вижу.

Да, сегодня мотострелковые подразделения насыщены техникой, они больше ездят, чем шагают пешком. Но вместе с тем хочу сказать простую вещь: пока на край окопа не ступит нога солдата, задача считается невыполненной. Потому надо гордиться принадлежностью к русской пехоте, опираться на ее славные традиции.

РГ: Новобранцев переодевают в новую форму. Она практически у всех одинаковая - не разберешь, кто артиллерист, кто ракетчик. Не боитесь, что так у ВДВ отберут голубые береты?

Шаманов: Нет. Десантный берет, как и тельняшка, - неприкосновенный атрибут наших войск. Их никто не отдаст. В советское время по берету и тельняшке принималось специальное решение Политбюро ЦК КПСС. Так что они своего рода реликвия, за которую десантники пойдут в огонь и воду.

РГ: А что с другим непременным атрибутом десантной службы - прыжками? Сколько раз призывник, как поют "Голубые береты", наполнит синевою парашют?

Шаманов: Годовая норма для солдата-срочника - 12 прыжков, по 6 в каждом учебном периоде. Вообще парашютная подготовка - обязательное условие службы в ВДВ. Десантируются все - от генерала до рядового.

РГ: Вы тоже прыгаете с парашютом?

Шаманов: До дорожно-транспортного происшествия прыгал. Это даже по ТВ показывали. Надеюсь, к концу года, когда медики снимут ограничения, возобновлю личную парашютную подготовку.

РГ: Когда-то именно с ВДВ началась профессионализация армии. Есть возможность, что десант станет полностью профессиональным и дорогу туда призывникам закроют?

Шаманов: Сегодня в составе ВДВ 30-35% военнослужащих по призыву. Каждый третий солдат и сержант имеют диплом вуза, среднее специальное или неоконченное высшее образование.

Если мы говорим о будущем всей армии, то мое твердое убеждение - она в России должна в основном комплектоваться по смешанному принципу. Части ВДВ тоже должны состоять из контрактников и призывников. Их оптимальное соотношение - 70 к 30.

РГ: А почему, допустим, не 80 к 20?

Шаманов: При нынешнем сроке призывной службы дважды в год в армии происходит 15-процентная смена личного состава. Есть научно установленный критерий - подразделение или воинская часть боеспособны, если укомплектованы не меньше чем на 70%.

Существующая ротация позволяет в любом случае не опускаться ниже 80%. Даже при том, что какое-то количество военнослужащих болеют, отсутствуют в расположении по разным причинам, часть все равно остается боеспособной.

РГ: ВДВ в эти рамки укладывается?

Шаманов: С точки зрения численности - да. Здесь надо иметь в виду еще один важный фактор. Сегодня до 15% призывников служат в своем регионе. Когда они увольняются, то пополняют мобилизационный ресурс республик, краев и областей. То есть в стране идут постоянная подготовка и обновление резерва на случай войны. Потому совсем отказываться от призыва нельзя. Это мое убеждение, и эту идеологию мы реализуем в ВДВ.

РГ: Какие должности в десанте, на ваш взгляд, должны занимать только профессионалы, а на какие можно назначить и призывника?

Шаманов: Уже очевидно, что младших командиров надо отбирать и готовить для службы по контракту. То же касается комплектования ряда должностей в подразделениях тылового, ремонтного, технического, десантного обеспечения. Раньше их занимали офицеры, теперь назначаем туда профессиональных сержантов.

Следующая категория контрактников - это специалисты по применению того или иного оружия или оборудования, эксплуатация которого требует помимо общеобразовательных еще и специальных знаний. Скажем, наряду с командиром отделения, военными профессионалами должны быть механик-водитель и наводчик-оператор. Ведь от них зависит не только техническое состояние, но и живучесть боевой машины. Учитывая, что в боевых подразделениях экипаж БМД состоит из 7 человек, получается, что 3 человека - это профессионалы, а 4 - обычная пехота из призывников: стрелки, гранатометчики. Словом, те, кто воюет на поле боя в цепи.

На подготовку хорошего механика-водителя уходит 2-3 года. Сделать это за три месяца в нашем учебном центре в Омске не получится. К тому же, закрепляя на службе контрактника, мы тем самым снижаем нагрузку на призыв. Ведь пока у профессионала три года длится первый контракт, в стране проходит 6 призывных кампаний.

То есть один профессионал фактически освобождает от службы пять срочников.

РГ: Но где взять столько контрактников? Они ведь в двери военкоматов не ломятся?

Шаманов: Это, к сожалению, так. У нас на сегодня близка к оптимальной только укомплектованность контрактниками Ульяновской бригады. Там они занимают 60% должностей солдат и сержантов.

Вообще этот показатель напрямую зависит от среднего уровня оплаты труда в регионе. Потому в Туле и Рязани, откуда многие ездят на работу в Москву, в десантных соединениях только 22% военнослужащих по контракту.

РГ: Вам не кажется, что здесь плохую услугу иногда оказывают бывшие десантники. Их пьяные купания в фонтанах на День ВДВ - не лучшая реклама службы.

Шаманов: Почему-то в наш праздник 2 августа многие стараются увидеть только негатив. Мы анализировали, как все происходит на самом деле. Десантники встречаются, вспоминают службу, обычно ведут себя спокойно. И никогда не дерутся друг с другом, как некоторые говорят. Но как только видят телевизионщиков, их словно черт разбирает - сразу в фонтаны лезут, чтобы по "ящику" показали. В ряды десантников ведь пытаются еще влезть ряженые. Начинаешь разговаривать с таким и слышишь ерунду типа: "А я прыгал на парашюте Д-140". От ряженых мы никак дистанцироваться не можем. Но ставить их поведение в вину ВДВ - неправильно.

Если говорить в целом, то "Союз десантников России", все его региональные организации обеспокоены состоянием военно-патриотического воспитания в стране. Наши люди проводят занятия с молодежью, организуют для нее лагерные сборы. Сами служат примером. В моем понимании десантное сообщество работает только на улучшение ситуации в России.

РГ: Вижу, после ДТП у вас остались шрамы. Как идет поправка?

Шаманов: Слава богу. В основном травмы вылечил, кости срослись. Пока еще, правда, есть металл в руке и два стержня в ноге. Но по осени их вынут.

РГ: В феврале вам исполнилось 55. В этом возрасте генерал-лейтенантам положено расставаться с военной службой...

Шаманов: Увольняться из армии пока не собираюсь. Тем более 2 апреля президент продлил мне службу на год.

цифра4600 призывников этой весной и летом отправятся служить в десантные части.

Юрий Гаврилов, "Российская газета" - Неделя №5766 (93)






Авторизоваться | Зарегистрироваться