Военная история

Страницы истории


Архив

На заметку

Развязав войну с Сирией, Турция понесет колоссальные потери

22.10.2012

Тема: Расследования      Сюжет: Ситуация на Ближнем Востоке     

Развязав войну с Сирией, Турция понесет колоссальные экономические и политические потери. Этот шаг уничтожит ее десятилетние достижения и претензии на региональное лидерство.

В последние недели во внутрисирийском противостоянии наступило затишье. Вооруженная оппозиция испытывает проблемы с обеспечением боеприпасами и по-прежнему не может объединиться. Несмотря на жесткое внешнее давление, правительству Башара Асада все еще удается удерживать власть, а оппозиция, не получив обещанной физической поддержки стран НАТО, кажется, начинает выдыхаться и терять волю к дальнейшей борьбе.

Разгоревшийся на этом фоне турецко-сирийский конфликт на границе между двумя странами наводит на мысль, что сценарий сохранения Асадом власти совершенно не устраивает Турцию. После введения ряда экономических санкций Турция явно ищет предлог для военного вторжения.

Ситуация начала стремительно накаляться после попавшей на территорию Турции непонятно кем и откуда запущенной ракеты. Несмотря на официальные извинения сирийского правительства, Турция обвинила Дамаск в нападении и отдала приказ обстрелять позиции сирийских войск по ту сторону границы. Обстрелом дело не ограничилось — Турция начала стягивать у сирийских рубежей войсковые подразделения, а парламент страны принял указ, позволяющий армии проводить военные операции на сирийской территории. Ради давления на Сирию Турция пошла даже на обострение отношений с Россией, принудив к посадке в Анкаре сирийский самолет, летевший из Москвы, и объявив, что на его борту найдены запчасти к РЛС и другое военное оборудование. Анкара заявила, что если режим Асада не пойдет на выполнение турецких условий (прекращение операций против поддерживаемых Турцией террористов, а также установление в Северной Сирии зоны, свободной от присутствия сирийских войск), то она введет в Сирию войска.

Дамаск уже пошел на определенные уступки — в одностороннем порядке ввел бесполетную зону в пределах 10 километров от границы с Турцией и запретил своей артиллерии обстреливать этот участок. По сути, именно этого добивались повстанцы — теперь сирийским пограничникам будет куда труднее уничтожать конвои с оружием, боеприпасами и пополнением, которые регулярно приходят к боевикам со стороны Турции. Но Анкаре этого мало, она требует от Сирии полностью прекратить операции против повстанцев, угрожая войной.

Стратегия-министра Турции Реджепа Эрдогана, однако, вызывает у многих экспертов большое недоумение. Ввязывание в реальную войну с Сирией не только нанесет серьезный удар по экономике Турции (а экономические достижения — один из главных козырей Эрдогана и его партии) и лишит его поддержки значительной части электората (в Турции прошли многочисленные демонстрации протеста против начала войны с Сирией), но и поставит страну на грань геополитического самоубийства.

В жертву амбициям

Антисирийская политика Анкары уже нанесла ей значительный ущерб. Наложенные на Сирию санкции ударили бумерангом по турецкой экономике (и без того испытывающей в этом году серьезный дефицит бюджета).

За первые шесть месяцев текущего года турецкий экспорт в Сирию сократился на две трети по сравнению с показателями прошлого года, а объем импорта из Сирии упал на 80%. Закрытие сирийского неба для турецких самолетов будет стоить «Турецким авиалиниям» дополнительно 1,5 млн долларов в месяц. Страдает и туристический сектор — особенно в пограничных с Сирией провинциях Турции. До начала конфликта сирийцы составляли большую часть общего туристического потока в юго-восточные провинции. Теперь они, конечно, в Турцию не ездят. Не секрет, что пограничные с Сирией провинции целенаправленно поднимались турецким правительством, в том числе через контакты с Дамаском и Алеппо: так, только в провинции Шанлыурфа объем экспорта (преимущественно в Сирию) увеличился с 43 тыс. долларов в 2000 году до 80 млн долларов в 2010-м. Сейчас сокращение взаимной торговли и туристического потока ведет к экономическим потерям и резкому росту безработицы в юго-восточных провинциях Турции — которые, между прочим, на недавних выборах голосовали в целом за Эрдогана и считаются частью его электоральной базы.

Второй экономической проблемой стало то, что сирийских туристов, привозивших в Турцию деньги, заменили сирийские беженцы, на которых Турция сама тратит деньги. В конце августа 2012 года министр иностранных дел страны Ахмед Давудоглу признал, что Турция потратила на содержание сирийских беженцев почти 300 млн долларов, и не исключено что в ближайшее время эта цифра увеличится. Число беженцев уже превысило 100 тыс. человек, и в Анкаре ожидают, что скоро их будет полмиллиона. Причем не все из них живут в лагерях беженцев — многие перебираются в города. В результате с сентября 2011-го по сентябрь 2012 года цены на аренду недвижимости в провинции Хатай выросли в среднем на 22%, притом что объем предложения на рынке увеличился более чем в 10 раз. Конечно, домовладельцы извлекают из этого прибыль, однако рост цен на аренду жилья в достаточно небогатом регионе вызывает ответный рост социальной напряженности.

По некоторым данным, Сирия и ее союзники не просто понимают эту проблему Турции, но и всячески способствуют ее углублению, направляя весь поток беженцев именно в гости к туркам. Так, в Ирак беженцев не пускает лояльная Тегерану иракская армия, а в Ливане их, по некоторым данным, отлавливает местный филиал Ирана и друг Дамаска «Хезболла».

Однако наиболее серьезным ответом Сирии на давление Анкары стала поддержка курдских боевиков на территории Турции. По мнению ряда турецких аналитиков, именно массовая поставка оружия Дамаском стала причиной резкой активизации курдских сепаратистов (уже убивших несколько десятков турецких солдат). Фактически Башар Асад ответил Турции той же монетой — поддержкой террористов на ее собственной территории.

Оккупанты в заложниках

«Курдскую карту» Дамаск использовал и для разрушения первоначального плана Турции — вторжение в Сирию для смены власти. Вся стратегия Турции основывалась на том, что ей не придется оккупировать Сирию, а будет достаточно лишь разбить проправительственные сирийские войска и оставить Дамаск победившей оппозиции (Турция рассчитывала передать власть в Сирии суннитским исламистам, враждебно настроенным по отношению к Ирану). План был реалистичным до тех пор, пока Башар Асад не пошел на соглашение с сирийскими курдами.

В июле Асад вывел войска из курдских районов и, по всей видимости, пообещал курдам автономию после окончания гражданской войны. В ответ на это большая часть сирийских курдов обязалась поддержать режим Асада и не допускать на контролируемые ими территории боевиков. Подобное соглашение и вывод войск из курдских регионов не только позволили Башару Асаду перекинуть их на опасные участки фронта, но и сделали реальной сецессию Курдистана из состава Сирии в случае победы оппозиции. «Курды — самая организованная этническая группа в Сирии, и если дела в этой стране пойдут совсем плохо, они этим воспользуются, — считает бывший министр иностранных дел Турции Яшар Якис. — Идея независимого Курдистана живет в уме каждого курда». При этом курды понимают правила игры: на Ближнем Востоке соглашения меньшинства с режимом существует лишь до тех пор, пока существует режим. И в случае прихода к власти оппозиции (к тому же поддерживаемой Турции) в Дамаске все перспективы автономии Курдистана автоматически канут в Лету.

Теперь в случае ухода Асада на территории Сирии Турция будет иметь дело с вооруженными и сплоченными курдами, противостоять которым будущая марионеточная сирийская власть просто не сможет. Сирийские курды при помощи своих богатых нефтяных иракских соплеменников будут активно бороться за создание своего государства и стремиться вовлечь в него и турецких курдов (абсолютно неприемлемый сценарий для Турции).

Для того чтобы не дать развиться курдскому движению, Турция должна будет сама контролировать территорию Сирии, а это означает необходимость оккупации. Оккупация автоматически превратит Турцию из освободителя Сирии в ее завоевателя и будет иметь для Анкары серьезные геополитические последствия. Арабы быстро вспомнят недавнюю историю региона. За последние десять лет Турция приложила колоссальные усилия для того, чтобы погасить в арабах память об османском периоде их истории, когда Стамбул владел всем Ближним Востоком и всячески подавлял арабское самосознание. До начала арабской весны Турция демонстрировала арабам свое миролюбие, пытаясь стать не диктатором, но лидером арабского мира, пошла ради этого на конфликт с Израилем. Вторжение же в Сирию не просто похоронит эту политику, на которую потрачено столько сил и средств. Турция может превратиться во врага арабского мира, и не исключено, что через какое-то время арабский национализм переключит свое внимание с Запада и Израиля на Турцию. При этом антитурецкие настроения на арабской улице будут всячески подогреваться президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом, а также, вероятно, и египетским президентом Мухаммедом Мурси — Египту, считающему себя лидером арабского мира, не нравится серьезное усиление Турции в регионе.

Самоубийственное вторжение

Вооруженное вторжение в Сирию чревато для Турции и другими проблемами. По мнению аналитиков, ее возможностей (без привлечения американцев или европейцев) не хватит для проведения успешного блицкрига. Сотрудники Массачусетского технологического института подсчитали, что во время первых ударов нужно с воздуха уничтожить более 450 целей, включая 150 противовоздушных батарей, 27 батарей с ракетами «земля—земля», 12 противокорабельных батарей, 22 радара раннего оповещения и командных объектов, 32 аэродрома и более 200 укрепленных ангаров для самолетов. Для турецких ВВС это слишком амбициозная задача.

Более того, им придется столкнуться с целым рядом противников в Сирии. Во-первых, с собственно сирийской армией (к ее боевым качествам можно относиться по-разному, но все-таки это полноценная армия — 2 тыс. единиц артиллерии и 500 ракетных установок). На защиту режима встанут и курдские ополчения, прекрасно понимающие, что без Асада никакой автономии им не видать. Наконец, весьма вероятно, что в Сирии турецким войскам будет противостоять и иранский экспедиционный корпус. Для Ирана его присутствие в Сирии является вопросом национальной безопасности, поэтому сегодня степень вовлеченности Ирана прямо пропорциональна степени угрозы режиму Асада. По некоторым данным, на стороне Асада уже сражаются верные Тегерану отряды иракских шиитов — этого более чем достаточно для борьбы с отрядами боевиков. Однако в случае войны Сирии с иностранным государством иракскими шиитами дело не ограничится — вероятно, в Сирию отправятся «добровольцы» из элитных частей КСИР.

Большинство турецких генералов также жестко критикуют линию Эрдогана и выступают против вторжения в Сирию. Армия и поддерживающая ее оппозиция требуют от Эрдогана сосредоточиться на ликвидации реальной для Турции угрозы — курдских баз в Северном Ираке, а не ввязываться в убийственную и ненужную стране войну с Сирией.

Одинокий человек

Единственным спасением для Турции стал бы многонациональный формат операции. Это позволило бы ей до какой-то степени избежать обвинений в силовом восстановлении Османской империи, а также предоставило бы необходимые ресурсы — технику, самолеты, логистику. Однако пока желающих реально поучаствовать в военной операции нет. Турецкая газета «Радикал», перефразируя прозвище Турции в XIX веке — «больной человек в Европе», называет ее сейчас «одинокий человек на Ближнем Востоке».

Наибольшие надежды турки возлагали на своих союзников по НАТО, прежде всего на Соединенные Штаты. Анкара не раз обращалась к Вашингтону с предложением принять участие в сирийской кампании — однако каждый раз получала отказ. Американский посол в Сирии Фрэнсис Риччиардоне заявил местным журналистам, что, хотя Вашингтон и поддерживает Турцию в ее конфликте с Сирией, он не видит возможности для начала войны между этими странами. Обстрелы сирийской территории он назвал «ловушками, устроенными режимом Асада», чтобы начать войну, и похвалил Турцию за то, что в эти ловушки она не попала, — весьма недвусмысленное заявление, по сути требование не попадать в эти ловушки и в дальнейшем. В Турции связывают подобную позицию с идущими в США президентскими выборами и надеются, что после окончания кампании позиция Вашингтона изменится — Штаты примут участие в сирийской кампании хотя бы ради того, чтобы разгромить в ней парочку дивизий КСИР и нанести дипломатическое поражение Ирану. Вряд ли эти надежды сбудутся — выведя войска из Ирака и начав вывод войск из Афганистана, Соединенные Штаты с их колоссальными экономическими проблемами и населением, уставшим от активной внешней политики в ущерб внутриэкономической, не готовы к новой масштабной войне на Ближнем Востоке. Поэтому максимальной демонстрацией «союзнической солидарности», которую может получить Турция, станет увеличение объемов американского финансирования сирийской оппозиции, обучения местных боевиков, а также дополнительные поставки американского оружия по каналам ЦРУ.

Видя нежелание Вашингтона участвовать в сирийской авантюре, Эрдоган обращается к Европе и нажимает на союзнические обязательства в рамках Альянса. «С точки зрения НАТО турецкие границы ничем не должны отличаться от норвежских. Мы надеемся на дальнейшую солидарность (с Альянсом. — “Эксперт”)», — говорит министр иностранных дел Ахмед Давудоглу. Однако немецкому избирателю трудно будет понять, как безопасности НАТО угрожают несколько артиллерийских снарядов, случайно упавших на пограничные турецкие города. К тому же военная операция против режима Каддафи (чья армия была на порядок слабее сирийской и на два порядка слабее иранской) четко продемонстрировала европейцам ограниченность их собственных военных возможностей, неспособность участвовать в крупных кампаниях без поддержки со стороны Соединенных Штатов. Поэтому Европа, не желающая повторения Суэцкого кризиса, скорее всего останется в стороне, сосредоточившись на информационной и финансовой поддержке боевиков.

Лишь словом и долларом готовы помочь и аравийские монархии, наиболее заинтересованные в падении режима Башара Асада. В отличие от Европы и США лидеры Катара и Саудовской Аравии желают поучаствовать в войне с Сирией — однако проблема в том, что для ведения этой войны у них нет серьезных армий. Недавно для участия в военных действиях на сирийском и, возможно, будущем иранском фронте они пытались «арендовать» иорданскую армию, предложив включить это небогатое королевство в ССАГПЗ и щедро вложиться в его экономику, однако иорданский король Абдалла II ответил вежливым отказом.

Не получит Турция помощи и от сильнейшей армии в регионе — израильской. В Израиле негативно относятся к Башару Асаду, однако их отношение к Эрдогану еще хуже — сказываются последствия политики Эрдогана по повышению авторитета Турции в арабских странах за счет эскалации напряжения с Израилем. К тому же большая часть израильского истеблишмента, не ослепленная идеей любой ценой разгромить Иран в Сирии, не желает появления очередной «исламистской демократии» у своих границ. Поэтому израильтяне демонстративно остаются в стороне, не проводя в унисон с аравийскими монархиями и европейскими странами антисирийскую политику и оставляя «одинокого человека на Ближнем Востоке» один на один с его гибельными амбициями.

Ольга Власова, Геворг Мирзаян, Эксперт
 




Новости дня

Трагедии на Дубровке 10 лет

Во Франции открывается военно-морской салон "Евронаваль-2012"

В России прошли учения Стратегических ядерных сил

Глава Ингушетии дал боевикам свой номер мобильного телефона

Кремлевских солдат воспитают советскими методами

С 1 октября МО присоединилось к операции на Северном Кавказе

В Ливии убили младшего сына Муаммара Каддафи



Авторизоваться | Зарегистрироваться