Военная история

Страницы истории


Архив

На заметку

Виктор Бут: "Меня водят как бешеную собаку"

27.04.2011

Тема: Расследования     

Виктор Бут дал в тюрьме эксклюзивное интервью "РГ".

Мрачные темно-песочные стены и тяжелые металлические двери американской тюрьмы "Metropolitan Correctional Center" или МСС, находящейся в нижнем Манхеттене, не оставляют сомнений в предназначении этого заведения - в "казенном доме" ждут приговоров суда заключенные, часть из которых власти США считают наиболее опасными преступниками. Корреспондент "РГ" первым из российских журналистов побывал в этой тюрьме и встретился с российским бизнесменом Виктором Бутом, которого уже пять месяцев держат в одиночной камере в ожидании начала судебного процесса. Суд над отказавшимся заключить сделку со следствием и не признающим себя виновным Бутом, арестованном в 2008 году в Тайланде и экстрадированным в США в прошлом году, стартует в октябре, если ходатайства о его неподсудности американским властям, поданные защитой россиянина, будут отклонены судьей в начале мая.

"Это чтобы мы знали, что вы не заключенный, и выпустили вас отсюда. Вы же не хотите здесь задержаться?", - пытается шутить сотрудник тюрьмы Кен Хаас, объясняя предназначение невидимой глазу печати, которую охрана ставит на руку российскому журналисту после тщательного досмотра личных вещей. Проходя через многочисленные посты охраны и подставляя руку под ультрафиолетовые лампы - в них печать начинает светиться и только после этого охранники открывают металлические двери - поднимаемся на лифте на 5 этаж МСС. Здесь находятся четыре переговорные комнаты, в которых арестанты встречаются со своими адвокатами под "прицелом" записывающих каждое слово видеокамер. Отвечая на вопросы о Буте, Хаас поясняет, что россиянин ведет себя спокойно и не доставляет проблем администрации тюрьмы. "Вообще у нас только процентов десять заключенных ведут себя буйно", - отвечает Хаас на вопрос "РГ".

В сухой казенной лексике американкой пеницитарной системы Бут проходит под "реквизитами" "заключенный номер 91641-054, белый мужчина, 43 года". Именно человеку с этими данными власти США предъявили целый "букет" обвинений, включающий сразу несколько пунктов: от преступного заговора с целью убийства граждан США до заговора в поставках вооружения террористическим группам. За все эти "грехи", в случае если вина россиянина будет доказана, ему грозит от 25 лет тюрьмы до пожизненного заключения.

После нескольких минут ожидания конвой из трех охранников приводит закованного в наручники россиянина, которому дают один час на беседу с "РГ".

РГ: Виктор, в США Вас называют одним из "самых опасных людей на свете", а также "оружейным бароном" и "торговцем смертью". Откуда, по Вашему мнению, пошли эти "лестные характеристики", как Вы к ним относитесь и что бы сказали их авторам?

Бут: Это миф, который живет сам по себе и не имеет к моей реальной жизни ни малейшего отношения. Он был создан и в него, как в торговую марку, вложили деньги для того, чтобы еще больше заработать. Если американские агенты "почерпнули" информацию обо мне из книги или фильма с Николасом Кейджем в главной роли, то мне просто становится жалко их, страну, в которой они работают, и тех людей, кто все это выдумал.

В условиях современной медиаиндустрии, где нет времени толком взять и разобраться в ситуации, никому и в голову не приходило расследовать или хотя бы перепроверить голословные факты, которые распространялись обо мне. Ситуация, когда американские спецагенты ссылаются на журналистов, а журналисты - на спецагентов, напоминает мне анекдот про чукчу и метеоролога.

Мне приписывают организацию бизнес-империи по продаже оружия, утверждают, что якобы заморожены мои активы на миллиарды долларов. Но покажите мне, где эти активы, если они существуют?! Все деньги сейчас собирает моя семья, чтобы оплатить адвоката. Говорят, что в аэропорту Шарджа были самолеты, которые куда-то возили оружие. Но неужели все самолеты, которые летали из этого аэропорта, принадлежали мне? Тогда покажите хотя бы один подтверждающий документ с моей подписью. Их нет!  (по данным Управления по борьбе с наркотиками США, сотрудники которого задержали Виктора Бута в 2008 году в Тайланде, авиакомпания, принадлежавшая Буту, была зарегистрированана в ОАЭ - "РГ").

РГ: Вокруг Вас действительно создано очень много мифов, но как на самом деле Вы стали тем, кем Вы стали - владельцем крупного авиатранспортного бизнеса?

Бут: После увольнения из армии в 1991 году я работал в Союзе объединенных кооперативов СССР, который в то время возглавлял академик Тихонов. В этой организации существовал центр по организации авиаперевозок, и я глубже изучил это дело. Затем я долгое время выступал в качестве брокера по организации чартерных перевозок. И только в 1995 году мы начали приобретать самолеты и создавать свою авиакомпанию.

РГ: Что стало с Вашим бизнесом после того, как Вас арестовали в Таиланде?

Бут: Мой бизнес накрылся, когда началась "охота на ведьм". Кстати, в ООН должны пояснить, как проведение расследований доверили некомпетентным людям, а Совет Безопасности использовался как механизм для сведения счетов в коммерческих спорах (согласно результатам расследования в начале 2000 года о незаконных поставках оружия в обход санкций ООН, основанных, главным образом, на докладах бельгийца Йохана Пелемана, авиакомпании Виктора Бута участвовали в систематическом нарушении режима санкций - "РГ").

РГ: В момент Вашего задержания в Таиланде, по сообщениям американских СМИ, на Вас было направлено оружие, полиция была готова стрелять. Что вы почувствовали в том момент?

Бут: Действительно, в комнату, где я находился, зашли люди в штатском с оружием в руках и стали кричать: "Руки вверх!". Что можно почувствовать в такой ситуации человеку? Стресс.

РГ: Известно, что Вас содержат в одиночной камере в спецблоке 10-South для особо опасных преступников. Каков Ваш распорядок, что видно из окна камеры?

Бут: Из окон камеры не видно ничего, поскольку установлены специальные мутные стекла. Стены выкрашены в бледно-желтый цвет, пол серый. Эту угрюмую картину немного "скрашивают" оранжевый костюм, который мне выдали здесь. Кстати, майка, носки и даже полотенце тоже оранжевые.

Что касается распорядка, то я встаю в 5 часов утра, занимаюсь зарядкой: делаю упражнения, растяжки, бегаю трусцой на месте, медитирую. В камере есть душ, но почему-то вода в нем только горячая, и разбавить ее нельзя. Завтрак, который передают через дверь, могут принести в 6, а могут и в 9 утра. Тоже самое с обедом: могут принести с 11 до часу дня. В меню - почти полное отсутствие свежих овощей, примерно раз в месяц кладут 3-4 листа салата. В тайской тюрьме можно было купить свежих фруктов, в отличие от здешнего тюремного магазина, где есть только сникерсы, сладкие конфеты и прочая сахаросодержащая химия.

РГ: Вам пришлось провести около двух лет в тюрьме в Таиланде и за это время выиграть суд. Но это не помешало Вашей экстрадиции в США. Можно ли сравнить тайскую и американскую тюрьмы?

Бут: Тюрьма в Таиланде напоминает зоопарк: вы ходите по вольеру под открытым небом, там есть прудики с рыбками, кошки, там заключенные связаны с внешнем миром. То, где я сейчас нахожусь, напоминает психбольницу: закрывают в одиночку, не разговаривают. Можно с натяжкой говорить о тюремном комфорте здесь, если бетонный стул, вылитую из бетона кровать с зажимами для наручников можно вообще назвать комфортом.

В США я нахожусь в одиночке уже пятый месяц, хотя даже по американским правилам в таких условиях положено проводить не больше трех месяцев - медики доказали, что большее пребывание наносит непоправимый вред здоровью. Я не вижу никого, кроме моей жены и адвоката. За это время мне дали всего один раз позвонить. Газеты приносят нерегулярно, да и то двухнедельной давности. Если Брэдли Мэннинга (арестованный за передачу Wikileaks секретной информации военнослужащий США, вокруг суровых условий содержания которого в Америке разгорелся крупный скандал - "РГ"), держат в камере 23 часа в сутки, то я провожу в камере все 24 часа. "Прогулка", которая мне положена и проводится в соседней камере, не является прогулкой в моем понимании.

Меня водят как бешеную собаку, надевая на меня наручники, цепи на пояс и на ноги. Все это, конечно, сделано, чтобы сломать человека, чтобы он согласился на все. В Америке более 50 тысяч человек сидят в одиночных камерах - это излюбленная мера психологического давления здесь.

Но жизнь удивительная штука - она не заканчивается на том, что вас посадили. Дух человека нельзя закрыть в клетке, если только он сам его не закроет там. И даже будучи в тюрьме можно оставаться свободным и переосмыслить многие, зачастую довольно банальные вещи, оценить которые в других условиях просто нет времени.

РГ: Ведет ли себя американская тюремная охрана корректно по отношению к Вам?

Бут: Надо мной не издеваются, не употребляют в отношении меня ненормативную лексику, не заставляют спать голым на полу, как Брэдли Мэннинга. Но это не значит, что положение у меня лучше, чем у него. Что же касается корректности, то фашисты, наверное, тоже корректно себя вели, провожая заключенных в газовые камеры Освенцима.

РГ: Какие занятия в американском "казенном доме" помогают Вам скоротать время?

Бут: Я стараюсь больше читать, начал рисовать, хотя раньше никогда этого не делал. Книги мне передают редко и только новые, которыми раньше никто не пользовался. На русском языке мне, к сожалению, ничего не удалось получить. Рисунки мне помогают расслабиться, пока я пробую для себя что-то новое. Впрочем, делать это нелегко, так как рисовать приходится простым стержнем в мягкой оболочке: ни карандашей, ни красок мне не дают.

РГ: Что Вы прочитали за то время, пока находитесь в МСС?

Бут: Из того, что могу сразу вспомнить, это книги Захария Ситчин "12-ая планета", Роберта Темпла "Тайны Сириуса", Джона Лофтуса "Нацистский секрет Америки", Лестора Брауна "План Б". Кроме того, читаю персидскую поэзию в оригинале, включая, конечно, Омара Хайяма. Сильно помогают прочитанные еще в Таиланде книги по психотехнике, медитации, дыхательным упражнениям.

РГ: Находясь в столь тяжелых условиях в американской тюрьме, чью поддержку Вы чувствуете в первую очередь?

Бут: Жены, мамы, брата, семьи и друзей. К сожалению, у меня нет возможности писать и получать письма, поскольку все мои попытки выяснить здесь, как отправить или получить письмо, сколько наклеивать почтовых марок, чтобы оно дошло до адресата, ничего не дали.

РГ: Получаете ли Вы необходимое содейcтвие со стороны российских дипломатов в США?

Бут: Я с пониманием отношусь к трудной задаче, которая перед ними стоит. Они делают все, что могут в рамках своих инструкций и принимают меры с целью помочь мне. Могу сказать, что прямо после моей экстрадиции из Таиланда в США меня навестили консульские работники, которые с тех пор поддерживают со мной связь.

РГ: В случае, если Вам удастся доказать Вашу невиновность в американском суде, вернетесь ли Вы к тому, чем занимались раньше - организации авиаперевозок, или займетесь чем-то иным?

Бут: Бизнес - это не та река, в которую можно войти дважды. Но главное сейчас - выбраться отсюда. И без поддержки России, машину, в которую я попал, не побороть. Сроки здесь огромные, и, если этой поддержки мне никто не окажет, то через 20-25 лет я просто умру в тюрьме - больше здесь продержаться невозможно. Попав в эту мясорубку, мне бы хотелось обратиться и к Госдуме, и к российскому правительству, ведь мой пример наглядно показывает, в каком мире мы живем: "монополия на демократию" проходит через загубленные жизни многих тысяч невинных людей.

Ирония заключается в том, что в этой системе, где сидят множество невиновных людей, если ты честный человек и не имеешь возможности сдать кого-то, то ты обречен.

РГ: Где бы Вам сейчас хотелось оказаться?

Бут: Дома, Родина - это Родина.

комментарий

Как рассказал "РГ" адвокат Виктора Бута 42-летний Альберт Даян, власти США убеждены, что у россиянина имеются финансовые и политические ресурсы, чтобы избежать наказания, и именно этим аргументируют крайне тяжелые условия содержания Бута.

Комментируя вопросы "Российской газеты" относительно обвинений в адрес Виктора Бута и о том, что именно Бут делал в Таиланде в момент, когда его задержали, Альберт Даян пояснил, что его клиент приехал в Бангкок на деловую встречу в качестве бизнесмена для того чтобы выяснить, кто именно сделал ему предложение о продаже самолетов и оружия от имени FARC - Революционных вооружённых сил Колумбии, которая ни в России, ни в Таиланде не признается террористической организацией. В процессе разговора с людьми, выдававшими себя за представителей FARC (на самом деле это были агенты спецслужб США) они, стуча кулаками по столу, вбросили в беседу фразу о возможности использовании оружия против американских граждан, рассказал адвокат Бута "РГ".

"Как вы среагируете на такой поворот в ходе разговора с людьми, которых вы раньше никогда не видели и не знаете, что от них можно ожидать?" - задает вопрос защитник Виктора Бута и поясняет, что "можно встать и уйти, не зная, что эти люди предпримут в ответ, продолжать разговор, чтобы выйти из этой ситуации, и попытаться выяснить, кто они, собственно, такие".

В любом случае Виктор Бут ничего не сделал, поскольку был арестован сразу после этой встречи и никаких доказательств того, что у россиянина были преступные намерения в отношении США, у американских властей до этой провокации не было, рассказал "РГ" Альберт Даян, который считает, что настоящие мотивы этого дела лежат в области политики.

"В деле Виктора Бута не обсуждается обнаружение состава преступления, а затем поиска человека, который его совершил. Это вопрос выбора человека, а затем поиск состава преступления в законодательстве и привлечение к работе следователей с целью создать и повесить ряд нарушений на этого человека", - пояснил "РГ" адвокат российского бизнесмена, который, по его словам, за 15 лет своей практики провел более 70 судов присяжных, 90 процентов из которых выиграл.

Александр Гасюк, Нью-Йорк, "Российская газета" - Федеральный выпуск №5466 (90)






Авторизоваться | Зарегистрироваться