Военная история

Страницы истории


Архив

На заметку

Ахмад Масуд: "Переговоры с талибами опасны"

20.06.2011

Тема: В мире      Сюжет: Война в Афганистане     

Президент Афганистана Хамид Карзай впервые официально подтвердил информацию о том, что США и ряд других стран вступили в переговоры с талибами. В американском посольстве в Кабуле, правда, пока отказываются от комментариев.

О целесообразности ведения переговоров с талибами, сложившейся ситуации в Афганистане и роли России в регионе корреспондент "Российской газете" поговорил с одним из наиболее влиятельных афганских политиков Ахмадом Вали Масудом.

"Российская газета": Складывается впечатление, что у руководства Афганистна нет четкой стратегии. Так ли это, на ваш взгляд?

Ахмад Вали Масуд: Проблема заключается в том, что никто в Афганистане, включая правительство, действительно не знает, куда движется страна. У нынешнего руководства есть, насколько я знаю, определенный национальный план, но он является попыткой возврата нового, изменившегося, нынешнего Афганистана к, если так можно сказать, "старому" Афганистану. Но эта идея , на мой взгляд, обречена на провал.

Наша страна очень сильно изменилась. Возврата к прошлому нет и быть не может. А попыток выработать новую стратегию нет. Спросите у любого афганца про то, какой будет ближайшее будущее его страны, вы ответа не получите. Этого никто не знает. И это большая проблема. Государство должно иметь видение по поводу того, каким оно будет через пять, десять, двадцать и более лет, а у нас этого нет.

"РГ": Вы уверены в необходимости изменения общей структуры власти в Афганистане. Для чего нужны столь радикальные нововведения?

Масуд: Сейчас руководство Афганистана стремится к тому, чтобы вся полнота власти концентрировалась в руках одного человека - президента. Он пытается решать даже самые мелкие вопросы, которые стоило бы поручить подчиненным. Кроме того, в Афганистане существует достаточное количество крупных народов и политических сил, но у них пока нет возможности полноценно участвовать в процессе распределения властных полномочий.

Я считаю, что необходимо внести изменения, которые бы способствовали децентрализации, передачи полномочий из центра в провинции, но при безусловном сохранении единого Афганистана. Все это необходимо обеспечить законодательным путем - например, ввести пропорциональную избирательную систему, сделать должности мэров выборными и так далее. Все народы и политические силы должны чувствовать, что они участвуют в выработке политики развития страны, что их голос услышан. Сейчас этого нет.

По большому счету и в центральном правительстве надо многое менять. С моей точки зрения, значительную часть полномочий следует передать премьер-министру, который бы отвечал за конкретные текущие вопросы и внутренние дела. Президенту же следует оставить общее руководство, стратегическое управление.

"РГ": Вашей стране необходимо присутствие иностранных войск, если да, то каких, в каком объеме и до каких пор?

Масуд: Вопрос, что говорится, наболевший и непростой. Начнем с того, что афганская проблема давно вышла за пределы внутренней. Да может она никогда и не была таковой. Эта проблема носит как минимум региональный, а скорее международный характер. А потому я считаю, что помощь со стороны международного сообщества нам необходима. Другой вопрос, какие формы принимает эта помощь, и насколько она желанна самими афганцами.

Согласитесь, для любой страны присутствие на ее территории иностранных войск - это раздражающий фактор. Можно сказать, что со страной "что-то не так", если она вынуждена размещать у себя солдат из других государств. В Афганистане крайне напряженно, если не сказать больше, относятся к нахождению на ее территории зарубежных солдат. При этом надо учитывать, что мы в таком положении находимся уже более тридцати лет. Я считаю, что афганский народ и Афганистан как государство могут и должны решать свои проблемы без иностранной армии.

В то же время наше государство сейчас в крайне непростом положении, правительство слабо, и его политика вызывает много вопросов. Но в любом случае рано или поздно мы должны прийти к той ситуации, когда сможет решать свои проблемы сами.

"РГ": Вы считаете, что Ваша страна, ее вооруженные силы, правоохранительные органы смогут самостоятельно без помощи иностранных войск удерживать ситуацию под контролем?

Масуд: Подобные сомнения мне часто доводится слышать от американцев. Я хочу твердо сказать, что за эти десять лет, которые на нашей земле присутствуют войска западной коалиции, мы могли подготовить боеспособные силы. Другой вопрос, что нам не всегда давали такую возможность. Если бы те же американцы больше и активнее вкладывались в создание полноценной армии и полиции Афганистана, то этот вопрос бы сейчас не возникал.

"РГ": В последнее время то высшие чины правительства Афганистана, то представители США говорят о том, что с талибами необходимо вступать в диалог. Ваше отношение к идее проведения подобных переговоров?

Масуд: Я твердо убежден, что с талибами никаких переговоров быть не должно и быть не может. По крайней мере сейчас. Если все же чисто теоретически предположить, при какой ситуации можно было бы вступить в переговоры, то только тогда, когда правительство Афганистана выступало бы с позиции сильного. Сейчас же правительство говорит о возможности переговоров, находясь в позиции слабого, то есть уступая талибам во многом. Это крайне опасно.

Да и вообще, с талибами договориться о партнерстве во имя строительства мирного демократического Афганистана нельзя. У них в голове главенствуют свои фанатические идеи, у них своя радикальная идеология, которая не позволяет им стать частью нормального, цивилизованного процесса развития страны. Слова "демократия", "диалог", "компромисс", "выборы" - для них мало что значат.

Если же кто-то когда-то о чем-то и сможет прийти к своего рода "взаимопониманию" с талибами, то будьте уверены, эти договоренности долго не просуществуют. Это может быть лишь тактической уловкой со стороны талибов. Они не остановятся, пока не получал абсолютной полноты власти и только на своих условиях. Иными словами, переговоры с талибами - плохая идея, ничего положительного для Афганистана из этого не выйдет. Я в этом твердо уверен.

"РГ": Какой внешнеполитической стратегии должен придерживаться Афганистан? На какую из держав стоит ей ориентироваться?

Масуд: Даже если не брать нынешнюю ситуацию, Афганистан в принципе находится в непростом геополитическом окружении. Вокруг такие мощные страны как Россия, Китай, Индия, Пакистан, сейчас крайне активны США, страны Запада. Я считаю, что не надо брать ориентацию на какую-либо из стран. Будущее нормального, цивилизованного Афганистана - развитие сбалансированных, дружественных связей со всеми державами региона. В идеале нейтралитет был бы оптимальной идеей, в том плане, что мы бы сами определяли свою политику и не делали "крен" в сторону той или иной державы. Проблема для нас в том, что мы не можем и часто нам не позволяют достичь баланса сил внутри самой страны. В этой связи неизменно появляется мощная страна, которая оказывает "помощь" и стремится развивать "сотрудничество", которое официально призвано в том числе и помочь нам решить проблемы. В итоге выходит, что эта держава преследует только свои цели, мы начинаем "крениться" в сторону той или иной страны, а нестабильность внутри Афганистана возрастает, иногда доходя до хаоса. А потому нашей стране надо развивать равные отношения со всеми и чтобы это нам давали и другие страны. Это было бы лучше для всех: не только для Афганистана, но и для региона и всего мира.

"РГ": Повлияло ли недавнее уничтожение американским спецназом террориста № 1 Усамы бен-Ладена на проблему терроризма и террористов вообще?

Масуд: Не особо. Может быть это и оказало какое-то психологическое воздействие на некоторых идеологов терроризма, некоторые конкретные фигуры, но не на само движение и не на проблему в целом. Эта ликвидация ни в коей мере не решает проблему и даже не стало серьезным ударом по международному терроризму.

"РГ": Ваш рецепт ликвидации проблемы терроризма?

Масуд: Воевать, бескомпромиссно бороться - других методик нет.

"РГ": Давайте поговорим о России и Афганистане. У нас были разные периоды отношений. Каково отношение к России в Афганистане? И какие, с Вашей точки зрения, могут быть формы участия России в урегулировании афганской проблемы и развитии Афганистана?

Масуд: В последние годы отношение к России и россиянам стало лучше. Забывается не самый приятный период двухсторонних отношений. Люди при этом помнят, что Россия, которую однозначно воспринимают как преемницу СССР, построила много хозяйственных объектов у нас в стране. Взять хотя бы эти объекты - если бы Россия вернулась на них, помогла бы нам их восстановить, модернизировать, восприятие русских стало бы еще лучше. Форм и возможностей для участия РФ в афганском узле много. В первую очередь я вижу экономику - совместные проекты, строительство заводов, фабрик, больниц. Поверьте, афганцы прекрасно знают, кто это строит, и очень ценят такую помощь, которая способствует возвращению к нормальной жизни. А по созидательному труду мы уже давно соскучились, но своих сил не хватает. С другой стороны, участие в затеях с применением вооруженной силы и введением своих войск под любыми даже самыми благовидными предлогами афганцев, мягко говоря, настораживает. Впрочем, насколько я могут судить, это в Москве прекрасно понимают. Инженеры, врачи, учителя, гражданские специалисты, бизнесмены - вот какой помощи мы ждем от России, и, поверьте, мы ее не забудем.

Олег Кирьянов, Алматы, "Российская газета" - Федеральный выпуск №5506 (130)




Сергей Фридинский: "Хрущев в плену не был"

Алексей Варламов: "Буданов - жертва "большой истории"



Авторизоваться | Зарегистрироваться