Военная история

Страницы истории


Архив

На заметку

Процесс в Нюрнберге: как это было

28.09.2011

Тема: История     

65 лет назад, 1 октября 1946 года, завершил свою работу Международный военный трибунал (МВТ) в Нюрнберге. Судебный процесс, не имевший аналогов ни в юридическом, ни в политическом отношении, поставил, как тогда казалось, точку в разгроме нацизма. В приговоре Международного военного трибунала говорится: «Развязывание агрессивной войны является не просто преступлением международного характера — оно является тягчайшим международным преступлением, которое отличается от других военных преступлений только тем, что содержит в себе в концентрированном виде зло, содержащееся в каждом из остальных».

Казнь без суда более предпочтительна

«Мы должны развивать технику обезлюживания. Если вы спросите меня, что я понимаю под обезлюживанием, я скажу, что имею в виду устранение целых расовых единиц, и это то, что намерен осуществить, это моя задача Я имею право устранить миллионы низших рас, которые размножаются, как черви», — заявил Адольф Гитлер, мотивируя предстоящую агрессию нацистов. В результате развязанной гитлеровской Германией второй мировой войны к июню 1941 года под властью Третьего рейха и его союзников оказалось 12 европейских государств с населением 190 млн человек. 22 июня 1941 года, начав войну с Советским Союзом, нацисты развязали на его оккупированной территории беспрецедентный террор, поправ все международные нормы ведения войны, установленные Гаагской и Женевской конвенциями.

Впервые идея проведения международного судебного процесса над нацистскими преступниками была выдвинута Советским Союзом. 14 октября 1941 года было опубликовано заявление СНК, в котором говорилось: «Советское правительство считает необходимым безотлагательное придание суду специального международного трибунала и наказание по всей строгости уголовного закона любого из главарей фашистской Германии, оказавшихся уже в процессе войны в руках властей государств, борющихся против гитлеровской Германии». Руководители США и Великобритании вплоть до Ялтинской конференции отстаивали идею внесудебного наказания высших нацистских руководителей. Лишь после возвращения из Ялты в феврале 1945 года президент США Франклин Рузвельт одобрил принцип проведения гласного международного судебного процесса. Англичане же продолжали держать паузу. Даже 6 апреля 1945 года, когда крах гитлеризма был очевиден, лорд-канцлер Великобритании Джеффри Саймон писал: «Я обеспокоен перспективой длительного процесса, в ходе которого будут обсуждаться разного рода вопросы — юридические и исторические, могущие привести к существенным противоречиям и спорам в мире и непредвиденной реакции». Такова же была и фабула ответа британского правительства президенту США 23 апреля 1945 года, более того, в нем отмечалось, что «казнь без суда более предпочтительна». Лишь 2 мая на совещании министров иностранных дел СССР, Великобритании, США и Франции, состоявшемся в Сан-Франциско, Англия дала согласие на проведение международного судебного процесса над руководством Третьего рейха.

26 июня 1945 года в Вестминстере состоялось первое официальное заседание Лондонской конференции по разработке соглашения о создании Международного военного трибунала для суда над главными военными преступниками стран гитлеровской оси. Участникам предстояло обсудить два проекта — советский и американский — и свести их воедино. Как отмечал биограф Роберта Джексона (который впоследствии стал главным обвинителем от США на Нюрнбергском процессе), представители США «исходили из того, что большинство главных военных преступников находилось в их руках... и придерживались спокойной, твердой, тактичной агрессивности». Однако жесткая позиция советских делегатов, и главным образом их главы генерал-майора юстиции Ионы Никитченко, свела попытки принять чисто американский проект на нет.

Совместный вариант Соглашения о судебном преследовании и наказании главных военных преступников был подписан 8 августа 1945 года официальными представителями Советского Союза, Соединенных Штатов, Франции и Великобритании. Неотъемлемой частью его являлся устав Международного военного трибунала. К документу присоединилось 19 государств, тем самым МВТ был создан по воле 23 стран. И сам трибунал, и комитет обвинителей были сформированы из представителей СССР, США, Франции и Англии.

Обвинения и обвиняемые

29 августа 1945 года был обнародован первый список главных военных преступников, включавший имена 24 ведущих нацистских политиков, военных, промышленников, дипломатов и идеологов, среди них рейхсмаршал Герман Геринг, заместитель Гитлера по НСДАП Рудольф Гесс, министр иностранных дел Иоахим Риббентроп, рейхсляйтер Мартин Борман, фельдмаршал, начальник штаба вермахта Вильгельм Кейтель (подписавший акт о безоговорочной капитуляции Германии), министр оккупированных восточных территорий Альфред Розенберг, обергруппенфюрер СС, начальник главного управления имперской безопасности Эрнст Кальтенбруннер. Сам Адольф Гитлер, рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер и министр пропаганды и просвещения Йозеф Геббельс в этот список не вошли, поскольку их смерть уже была доподлинно установлена.

В начале октября 1945 года закончилась работа над обвинительным заключением, которое 18 октября было вручено каждому обвиняемому. Подсудимые обвинялись в том, что они планировали, готовили и развязывали агрессивные войны, т.е. в преступлениях против мира, в убийствах и истязаниях военнопленных и мирных жителей, угоне гражданского населения на принудительные работы, уничтожении и вывозе культурных ценностей, т.е. в военных преступлениях, в истреблении, порабощении, ссылках и других жестокостях, совершаемых в отношении гражданского населения по политическим, расовым или религиозным мотивам, т.е. в преступлениях против человечности. Суду был предан руководящий состав национал-социалистической партии, ее охранные отряды (СС), служба безопасности (СД), штурмовые отряды (СА), правительство Третьего рейха, генеральный штаб и верховное командование вермахта.

Комиссия по руководству работой советских представителей в Международном военном трибунале в Нюрнберге во главе с Андреем Вышинским привезла в Лондон для обсуждения список из «нежелательных вопросов», точнее, тех, которые предлагалось не затрагивать в ходе процесса. Изначально инициатива составления такого списка принадлежала не советской стороне, а западным представителям, но была с готовностью ею подхвачена. Список был легко согласован и утвержден. В него, в частности, вошли секретный протокол к советско-германскому договору о ненападении, бомбардировки Дрездена союзниками, атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки американцами.

Во вступительной речи 20 ноября 1945 года главный обвинитель от США Роберт Джексон заявил: «Наши доказательства будут ужасающими, и вы скажете, что я лишил вас сна. Но именно эти действия заставили содрогнуться весь мир и привели к тому, что каждый цивилизованный человек выступил против нацистской Германии. Германия стала одним обширным застенком. Вопли ее жертв были слышны на весь мир и приводили в содрогание все цивилизованное человечество. Я один из тех, кто в течение войны выслушивал подозрительно и скептически большинство рассказов о самых ужасных зверствах. Но доказательства, представленные здесь, будут столь ошеломляющими, что я беру на себя смелость предугадать, что ни одно из сказанных мною слов не будет опровергнуто».

Характеризуя особенности Нюрнбергского процесса, главный обвинитель от СССР Роман Руденко указывал, что «это первый случай, когда перед судом предстали преступники, завладевшие целым государством и сделавшие само государство орудием своих чудовищных преступлений».

Процесс под угрозой

Согласованный и преимущественно деполитизированный ход процесса едва не взорвала Фултонская речь Уинстона Черчилля 3 марта 1946 года, обозначившая начало холодной войны. Черчилль открыто назвал Советский Союз причиной осложнения международных отношений. «Тень упала на сцену, еще недавно освещенную победой альянса. Никто не знает, что Советская Россия и ее международная коммунистическая организация намерены делать в ближайшем будущем и есть ли какие-то границы их экспансии Через весь континент был опущен железный занавес. За этой линией располагаются все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы: Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест и София, все эти знаменитые города с населением вокруг них находятся в том, что я должен назвать советской сферой, и все они в той или иной форме объекты не только советского влияния, но и очень высокого, а в некоторых случаях и растущего контроля со стороны Москвы Коммунистические партии, которые были очень маленькими во всех этих восточноевропейских государствах, были выращены до положения и силы, значительно превосходящих их численность, и они стараются достичь во всем тоталитарного контроля».

Подготовка к процессу могла оказаться на грани развала — стороны рисковали оказаться по разные стороны политических баррикад, что очень вдохновило адвокатов осужденных. Однако МВТ остался верен юридическому кредо, и политическую конъюнктуру проигнорировал.

МВТ рассмотрел более 3 тыс. подлинных документов, допросил более 200 свидетелей. Кроме того, более 500 свидетелей из разных стран, находившихся под нацистской оккупацией, по поручению трибунала были допрошены выездными комиссиями. Всего к делу было приобщено более 300 тыс. письменных показаний. Значительную часть доказательств составляли материалы, обнаруженные союзными армиями в германских армейских штабах, правительственных зданиях, ведомственных архивах Третьего рейха и т.д. В течение десяти месяцев представители стран — союзниц по антигитлеровской коалиции провели 403 открытых заседания. Из 350 мест в зале 250 было отдано прессе. 30 сентября 1946 года суд закончил свою работу — приговор был написан и подписан всеми членами трибунала.

19 из 22

Нюрнбергский процесс вступил в последнюю и решающую стадию — оглашение приговора. 1 октября из обвинявшихся организаций четыре были объявлены преступными по характеру своей деятельности: руководящий состав НСДАП, СС, СД и гестапо. Однако трибунал вынес оправдательные вердикты штурмовым отрядам (СА), правительству рейха и верховному командованию вермахта (ОКВ). 19 из 22 обвиняемых были признаны персонально виновными. Вот как описал эти события Аркадий Полторак, секретарь советской делегации в Нюрнберге: «Вот оглашается формула в отношении Германа Геринга. Склонив голову, он плотнее прижимает пальцами к виску радионаушник. Его глаза прикрыты темными очками, губы в еле заметной улыбке Гесс держится совершенно безучастно на коленях у него несколько листов бумаги, и он непрерывно что-то пишет. Кейтель сидит судорожно выпрямившись. Кальтенбруннер непрерывно двигает челюстями. Розенберг как бы съежился в ожидании неизбежного удара Франк горестно качает головой» 12 подсудимых — среди них Герман Геринг, Иоахим Риббентроп, Вильгельм Кейтель, Альфред Розенберг — приговорены к смертной казни через повешение. Трое — Рудольф Гесс, Фальтер Функ и Эрих Редер — к пожизненному заключению, двое — Бальдур Ширах и Альберт Шпеер — к 20 годам тюрьмы, Константин Нейрат — к пятнадцати, Карл Дениц — к десяти.

Оправданы по всем пунктам обвинения были советник Гитлера по вопросам экономики и финансов Ялмар Шахт, посол Германии в Австрии и Турции Франц Папен и начальник отдела радиовещании министерства пропаганды Третьего рейха Ганс Фриче. Глава советской делегации генерал-майор юстиции Иона Никитченко выразил протест в связи с таким решением МВТ и написал особое мнение, потребовав признать оправданные организации и оправданных нацистских функционеров виновными. Американский обвинитель Джексон особого мнения писать не стал, но в докладе президенту США Гарри Трумэну назвал оправдание названных организации «весьма прискорбным». 9–10 октября 1946 года союзнический Контрольный совет по Германии рассмотрел апелляции осужденных и отклонил их, оставив приговор МВТ в силе.

Ни слова до казни

Приговор приводили в исполнение в ночь на 16 октября 1946 года. При этом присутствовали представители от каждой из четырех держав-союзниц. Кино- и фотосъемка во время приведения приговора в исполнение запрещалась. С журналистов взяли обязательство ни с кем не общаться до окончания казни, но разрешили посмотреть в глазки камер, где находились осужденные. Писатель Борис Полевой был среди советских журналистов, освещавших процесс: «Первая камера Кейтеля. Он спокойно и заботливо прибирает свою койку. Разглаживает складки на одеяле. Риббентроп разговаривает с пастором. Йодль сидит спиной к двери и что-то пишет. Кальтенбруннер занят чтением. Зейсс-Инкварт спокойно готовится ко сну — умывается и чистит зубы».

В час ночи началась сама казнь. Вешали по одному, но очередного приговоренного вводили в зал тогда, когда предыдущий еще был на виселице. В течение полутора часов все было кончено. Затем в зал внесли носилки с телом Геринга и положили под виселицей, чтобы присутствовавшие официальные наблюдатели и журналисты могли убедиться в его смерти. Геринг покончил жизнь самоубийством в тюрьме, есть предположение, что капсулу с ядом ему передала при поцелуе во время последнего свидания жена. Представители всех союзных держав осмотрели тела и расписались на свидетельствах о смерти. Были сделаны фотоснимки каждого тела. В четыре часа утра запечатанные гробы с телами нацистских преступников погрузили в грузовики, доставили в крематорий под Мюнхеном. Прах развеяли с самолета по ветру.

В 1946 году Американское управление информации опубликовало обзор проведенных опросов, согласно которым около 80% немцев считало Нюрнбергский процесс справедливым, а виновность осужденных неоспоримой, 4% отозвались о процессе отрицательно. Принципы устава и приговора МВТ были подтверждены 11 декабря 1946 года Генеральной Ассамблеей ООН и с этого момента стали общепризнанными нормами международного права.

Юлия Кантор, Московские новости






Авторизоваться | Зарегистрироваться