Военная история

Страницы истории


Архив

На заметку

Али Салехи: "Иран готов ко всему!"

16.11.2011

Тема: В мире      Сюжет: Ситуация на Ближнем Востоке     

В интервью журналу Der Spiegel 62-летний министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи отвергает обвинения в том, что Иран работает над созданием атомной бомбы, называя это западной пропагандой, и обвиняет врагов Тегерана в ведении против него тайной войны.

Der Spiegel: Любой человек, знакомящийся с последним докладом Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), не может не задать вопрос о том, сколько еще времени потребуется Ирану для того, чтобы завершить работы по созданию своей первой атомной бомбы.

Салехи: Лидер нашей революции Аятолла Хаменеи издал «фетву» — правило в соответствии с религиозным законом, — в которой он определяет ядерное оружие как неисламское. Оно является «харам», то есть запретным, и это означает, что ядерное оружие не играет никакой роли в нашей оборонной стратегии. Это и есть правда, а все остальное – пропаганда.

— В докладе приведено большое количество данных, свидетельствующих о существовании секретной ядерной программы. Доклад МАГАТЭ включает в себя 12-страничное приложение, в котором приводятся значительное количество доказательств, не оставляющих уже никаких сомнений в том, что Иран хочет иметь атомную бомбу.

— Это обвинение несправедливо и необоснованно. Насколько можно судить, в этом докладе интерпретируются многие вещи, и это опасно. МАГАТЭ рискует утратить доверие, позволяя себе такого рода интерпретации.

— Генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано в этом докладе выражает свою «серьезную озабоченность относительно возможного военного измерения иранской ядерной программы».

— МАГАТЭ действует под давлением определенных стран…

— Вы имеете в виду Израиль и его союзника Соединенные Штаты…

— …и поэтому мы готовы ко всему. Но мы не боимся дискуссии в МАГАТЭ по поводу этого документа. Г-на Амано ожидают непростые времена. Мы будем считать его и МАГАТЭ ответственными за сделанные выводы.

— В докладе говорится о том, что информация была получена из различных независимых источников, включая данные, представленные более чем 10 странами-членами этой организации, а также собственную информацию МАГАТЭ.

— В так называемых фактах нет ничего нового. Предшественник Амано Мохаммед эль-Барадей также располагал основными фактами. Ранее мы представили наши ответы в 117-страничном заявлении, но эль-Барадей сделал тогда иные выводы, чем теперь Амано. МАГАТЭ отошло от своей прежней объективности.
 
— Международная общественность имеет достаточно оснований для того, чтобы не доверять Ирану, если учитывать, как часто правительство этой страны предоставляло ложную информацию относительно своей ядерной программы.

— Мы никогда не предоставляли ложную информацию. Мы всегда соблюдали условия Договора о нераспространении ядерного оружия, а также договора МАГАТЭ. Но если от нас требуют большего, чем это определено международными договорами, то тогда мы отказываемся.

— Несмотря на вашу критику, в этом докладе содержится угроза применения нового раунда санкций. Вы действительно считаете, что люди в вашей стране будут готовы смириться с усиленным экономическим бойкотом?

— Это те неудобства, которые мы готовы принять. У нас за плечами история в три тысячелетия, и поэтому 30 или 50 лет, прожитых в условиях действия эмбарго представляются всего лишь сноской в конце страницы. Мы не откажемся от своей независимости и будем продолжать работать над нашей гражданской ядерной программой. По этому вопросу существует значительное единодушие как внутри нашего руководства, так и среди народа.

— Вместо того, чтобы критиковать доклад инспекторов по ядерному оружию, вы могли бы предложить ваши варианты разрешения существующего конфликта.

— Несколько стран, включая Иран, предлагали подходы, которые могли бы привести к удовлетворительному решению. Так, например, была инициатива Турции и Бразилии относительно вывоза обогащенных материалов, которая поначалу была положительно встречена президентом Соединенных Штатов Бараком Обамой. Однако она так и не была реализована. Предложение России было также игнорировано. Кроме того, мы прекращали процесс обогащения урана, но слов благодарности ни от кого не услышали. Вы на самом деле считаете, что новые санкции могут дать какой-то результат? Я полагаю, что больше нет никакого смысла в том, чтобы делать дополнительные уступки. Вопрос о ядерной программе – просто предлог для того, чтобы попытаться нас ослабить любыми доступными способами.

— А вы хотите использовать любые доступные способы для того, чтобы выиграть время и продолжать обогащать уран, и таким образом сделать еще один шаг на пути к созданию атомной бомбы.

— Как ученый-ядерщик я не могу себе представить, чтобы обогащение урана в гражданских целях означало, что речь идет о создании бомбы. Договор о нераспространении ядерного оружия однозначно позволяет нам заниматься обогащением урана. Мы даже подписали Дополнительный протокол к этому договору для того, чтобы удовлетворить скептиков.

— Вам не удается рассеять подозрения по поводу того, что вы злоупотребляете своим правом на обогащение урана.

— Это хорошо, что мы заговорили о злоупотреблениях. На каком основании некоторые государства используют против нас компьютерные вирусы и убивают наших ученых-атомщиков, одновременно заявляя о том, что они заботятся о правах человека?

— Руководство Израиля больше всего опасается того, что атомная бомба может оказаться в руках вашего правительства и, судя по всему, Тель-Авив готовит нападение на ваши ядерные установки.

— Мы не ожидаем нападения на наши объекты. Израиль понимает, насколько хрупкой является ситуация. В качестве доказательства мирного характера нашей ядерной программы мы определили условия, необходимые для проведения мониторинга с участием экспертов МАГАТЭ. Мне хотелось бы здесь подчеркнуть, что никакая другая страна не работает так активно с МАГАТЭ в этой области, как Исламская Республика Иран.

— Это вы так считаете.

— В ходе последнего визита Хермана Накертса (Herman Nackerts) – главы ядерной инспекции МАГАТЭ – мы расширили рамки нашего сотрудничества с инспекторами и вышли за пределы того, что от нас требуется. Г-н Накертс  и его босс г-н Амано даже поблагодарили нас за сотрудничество.

— Соединенные Штаты и Европа настроены решительно и не ходят допустить того, чтобы Иран продолжил заниматься обогащением урана. В какой-то момент вы вынуждены будете с этим согласиться.

— Нет, такой необходимости нет, и я хотел бы в качестве доказательства обратить ваше внимание на историю. С момента образования и до сегодняшнего дня Исламская Республика Иран никогда не уступала тем, кто хотел заставить ее силой что-либо сделать. Но тот, кто подходил к этой стране с логикой и непредвзято, а не с позиций двойных стандартов, всегда мог рассчитывать на сотрудничество Ирана.

— Как раз наоборот — ваше нежелание сотрудничать предполагает, что вы сами очень хотите обострения ситуации. В Иране, несомненно, есть определенные радикальные элементы, для которых нападение на их страну было бы удобным вариантом развития событий.

— Те люди, которые бьют в барабаны войны, хотят замедлить наше развитие. Ирак при Саддаме Хусейне заставил нас втянуться в войну, продолжавшуюся восемь лет. Мы не хотим новой войны. Все политики в нашей стране разделяют эту точку зрения. Но если мы подвергнемся нападению, мы знаем, как себя защищать. Любое нападение приведет к возмездию. Незамедлительно, без всяких колебаний.

— Вас обвиняют также в спонсируемом государством терроризме. Всего несколько недель назад Соединенные Штаты обвинили ваше спецподразделение «Кудс» – элитную часть Корпуса стражей (иранской) революции – в планировании убийства посла Саудовской Аравии в Вашингтоне Аделя аль-Джубейра.

— Нет ни одного документа, который мог бы подтвердить эти обвинения. Все это было инсценировано Вашингтоном. Это фарс, в котором безработный неудачник должен был сыграть роль наемного убийцы, а Соединенные Штаты прибегают в данном случае к отвлекающему маневру для того, чтобы внимание не было сосредоточено на финансовом кризисе. Вероятно, администрация Соединенных Штатов надеется также испортить отношения между Ираном и Саудовской Аравией, между двумя братскими исламскими странами. Не забывайте, что Соединенные Штаты оправдывали войну в Ираке при помощи сфальсифицированных данных.

— После того как в середине октября этот заговор был раскрыт, вы обещали провести расследование выдвинутых обвинений. Каковы его результаты?

— Пока проведенное расследование показывает, что все это полностью выдуманная история. Главный подозреваемый в этом деле отвергает все обвинения, выдвинутые американским судом. Зачем нам совершать такой бессмысленный акт? На самом деле мы настаиваем на том, чтобы Соединенные Штаты принесли нам свои извинения.

— Обвинение Ирана в спонсируемом государством терроризме не является чем-то новым. Ваши разведывательные службы несколько раз были замешаны в убийствах за пределами вашей страны.

— Сама Исламская Республика Иран в течение трех последних десятилетий становилась жертвой терроризма и понесла большие потери в борьбе с ним. Недавно мы провели конференцию в Тегеране, темой которой была борьба против терроризма. Все обвинения в наш адрес являются необоснованными.

— Обама и госсекретарь США Хилари Клинтон неоднократно подтверждали обвинения относительно планировавшегося убийства. Вы утверждаете, что они оба были введены в заблуждение своими собственными сотрудниками разведки?

— Все эти шаги являются частью американской стратегии ведения скрытой войны против Ирана. Они хотят представить нас остальному миру как злодеев и одновременно отвлечь внимание людей на Западе от своей собственной террористической деятельности, от убийства наших ученых и от ведения кибервойны. Мы направили жалобу в ООН по поводу выдвинутых против нас необоснованных обвинений.

— Американский президент направил иранским лидерам письмо и просьбой об экстрадиции в Соединенные Штаты Голама Шакури, офицера спецподразделения «Кудс» в Тегеране, имеющего, судя по всему, отношение к планировавшемуся покушению, а также другого подозреваемого, проживающего в Иране.

— Мы не получили от Соединенных Штатов достаточных данных о личности предполагаемого подозреваемого. Почему он вообще должен находиться в Иране? И в каком месте в Иране он проживает? В Иране тысячи людей называют себя Шакури. Кроме того, между Ираном и Соединенными Штатами нет договора об экстрадиции. Такого рода соглашения заключаются только между дружественными странами.

Беседу провел Дитер Беднарц (Dieter Bednartz), «Der Spiegel», Германия

mail.ru




Ассад Дуррани: "Время США прошло!"

Дмитрий Рогозин: "У отечественного ОПК есть будущее!"

Иван Коптев: "ВМЗ в угоду рынку к сеялкам не вернется!"



Авторизоваться | Зарегистрироваться